Skip to content

Ты ломаешь мою гордость и тщеславие, но не личность…

Ты ломаешь мою гордость и тщеславие, но не личность… published on 1 Comment on Ты ломаешь мою гордость и тщеславие, но не личность…

Моя самость (то, кто я есть) формируется в отношениях с Другим (Богом) и другими (людьми). Без отношений с другой сущностью и другой личностью, без познания этой другой сущности и личности мы не можем познать себя, кто есть мы. Моя самость как отца формируется именно в отношениях со своими детьми и их матерью. Моя самость как мужа формируется в близких и доверительных отношениях любви с моей женой. Моя самость как ребенка (независимо от возраста) формируется именно в отношениях с моими родителями. 

Когда я строю отношения со своими родителями, детьми и женой, у меня часто возникает искушение сравнивать себя, как родителя, с другими отцами, себя, как ребенка, с другими детьми, себя, как мужа, с другими мужьями. Поддаваясь искушению сравнивать себя с другими на пути преображения в характер Христа, я сворачиваю на одну из двух тупиковых улиц.

Сравнивая себя с менее удачными или успешными (на основании собственного субъективного суждения), я ощущаю, как во мне пробуждается самодовольствие и тщеславие: я не избиваю свою жену и детей, как эти отцы-алкоголики, я не ворую у своей семьи, как эти отцы-наркоманы, я вожу любимую на кофе, я хожу с детьми на премьеры интересных фильмов, и пр.

Сравнивая себя с более удачными или успешными людьми (опять же, на основании собственного субъективного суждения), я ощущаю, как во мне пробуждается зависть и досада: я тоже хочу обладать тем, чем обладает другая семья или человек, я тоже хочу дать своей семье хороший 3-этажный дом, а не снимать квартиру на окраине города, я тоже хочу дать своей жене и детям хоть какую-нибудь машину, а не ходить пешком или ездить маршруткой, я тоже хочу, чтобы мои дети учились за границей, я тоже хочу иметь столько денег, чтобы каждый год отдыхать на каких-то островах, а не считать сколько их осталось до следующей зарплаты, и пр…

Когда я сравниваю себя с другими, я сворачиваю с пути преображения в характер Христа на одну из двух тупиковых улиц: улицу тщеславия или улицу досады. Обе эти улицы заканчиваются тупиком: саморазрушением нашей личности. Потому как наша личность конструируется только тогда, когда Личность и качества Богочеловека Иисуса становятся нашим лекалом, в соответствии с которым Дух Святой (Ипостась Троицы) формирует наш характер, преображая его в характер Сына Божьего (Ипостась Троицы).

“Я — Господь Бог ваш: освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят” (Лев. 11:44). Это и есть мой путь освящения: отделиться от желания быть подобным другим, и стремиться быть подобным в своем характере Другому. “По примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят” (1 Пет. 1:15-16).

Чтобы идти по пути преображения в характер Христа, мне необходимо повернуться лицом к Богочеловеку, и спиной к людям (и мне все время кажется, что они хотят воткнуть кортик в мою спину). Когда я перестаю сравнивать себя с другим, и сравниваю себя с Другим, я смиряюсь.

Я молча ухожу вместе с другими фарисеями от женщины-проститутки, вместе с которыми притащил её к Нему. Я тихонько прошу у Него разрешения (так, чтобы никто не слышал) вначале похоронить своих родителей, а потом служить Ему. Я не смею поднять глаз к небу, стоя в храме на коленях после того, как целый день на рынке обдирал и обманывал людей. Я слышу крик петуха, и убегаю плакать о себе и о Нем в темном переулке, чтобы никто не видел моих трясущихся плеч и не слышал моих стенаний от слез. Я боюсь признаться в Синедрионе, что приходил к Нему ночью узнать, в чем смысл моей жизни. Я вижу Его на берегу, и прошу, чтобы Он оставил меня в покое и ушел из моей жизни, поскольку мне кажется, что я окончательно решил вернуться к своему первоначальному призванию: ловить и продавать рыбу, кормить семью, заботиться о родителях, и не напрягать более свой мозг вопросами духовной материи, философскими и богословскими оксюморонами…

Кто я, Иисусе, что Ты не стыдишься разговаривать со мной ночью, когда я избегаю тебя днем? Но Ты и ночью открываешься мне. Кто я, Иисусе, что Ты не стыдишься при других учениках гулять со мной по побережью после того, как я публично отрекся от Тебя? Но Ты велишь мне пасти овец Твоих. Кто я, Иисусе, что Ты говоришь через меня к церквам Малой Азии, к молодым пастырям, к общинам в крупных портовых городах после того, как я стерег одежды Стефана, арестовывал, ненавидел, убивал Твоих последователей? Но Ты велишь мне духовно окормлять Твой народ, направлять их к Тебе Единому, милостью, благодатью и истиною Твоей.

Спасибо, что Ты напоминаешь, что если я силюсь поставить собственную праведность, сравнивая себя с другими, значит я еще не понял сущности Твоей вменяемой праведности, и не могу покориться Тебе и безусловно принять Твою праведность (Рим. 10:3). Спасибо, что Ты называешь “блаженным человека, которому Бог вменяет праведность независимо от дел” (Рим. 4:6), праведность, которая основана не на том, кто есть я, а на том, Кем есть Ты, Бог, выходящий навстречу Адаму, который прячется от Твоей святости… Спасибо Тебе, что Ты принимаешь меня не на основании того, что я заслужил, а на основании того, что Ты дал мне в Своей безусловной любви и благодати…

Иисусе, будь милостив ко мне, когда я сравниваю себя с другими, а не с Твоим характером…  Не хочу чувствовать превосходство над другим, и не хочу ощущать себя ничтожеством, сравнивая себя с другим… Знаю, что невозможно смиряться перед Тобою, сравнивая себя с другим человеком. А еще труднее и больнее лишаться гордости и тщеславия, зависти и досады, сравнивая свой характер с характером Твоим, когда действие Твоего Духа и Слова “проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные” (Евр. 4:12). Ведь это Ты сказал: падению предшествует гордость и перед падением возносится сердце человека, а Твоей славе и Твоему благословению предшествует смирение. Ведь это Ты сказал, что противишься гордым и выстраиваешься против них, как на битву. Ведь это Ты сказал, что смиренных наполняешь Своею благодатью, поэтому они спокойны, ибо Ты за них побораешь.

Поэтому я отказываюсь кого-либо изменять. Я не хочу, чтобы моя жена, мой сын и моя дочь преображались в мой «образ и подобие», сравнивая себя со мною. Я хочу и молюсь, чтобы они шли по пути преображения в Твой характер, преодолевая свои страхи. Я хочу позволять Христу все больше изменять, преображать, переустраивать мой характер в образ и подобие Христа, но не на улице тщеславия или улице досады…

Когда я смотрю на Тебя, Христос, и сравниваю свой скверный характер с Твоим по-настоящему святым, отделенным от греха, характером, мне нечем гордиться. Все — Твое, от Тебя и к Тебе. А моё — только грех и чувство собственного ничтожества перед Твоею святостью. И я благодарен Тебе, что Ты освобождаешь меня от тщеславия и зависти, чтобы наполнять меня Своим миром и любовью вместо моей суеты и гордыни, Своей милостью и истиной вместо моих высоких ожиданий от других и снисхождения к себе. А более всего, я благодарен тебе, что Ты ломаешь мою гордость и тщеславие, но не саму мою личность… Верую, Господи, помоги моему неверию…

1 Comment

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar

%d bloggers like this: