Skip to content

Что ты видишь, Тарас? — Что я вижу?

Что ты видишь, Тарас? — Что я вижу? published on No Comments on Что ты видишь, Тарас? — Что я вижу?

#ДорожныеЩепки. Сегодня одолел немного, только 14 километров. Но этого хватило, чтобы привести мысли в порядок, перестать обвинять всех вокруг, и снова начать замечать в людях больше хорошего, чем мерзопакостного. Последние две недели из-за рабочих и семейных вопросов очень стрессанули… Я довольно часто задаю себе вопрос: «Тарас, что ты видишь?» Во время пробежки я чуть больше двух часов видел и созерцал то, что создал Господь. Сегодня бежал не через села, а через «мох и болото» (как утром выразилась моя сестра Ольга), чтобы видеть не людей, а деревья, растения, цветы, воду, уток, лебедей, траву, крапиву, мошку, камыш, болото, десятки паутин…

В некоторых местах — крапива выше головы, слегка обжег руки и ноги сквозь спортивные штаны, под ногами чавкает болотистая почва, мошка лезет в глаза. И тем не менее, меня окружала неописуемая красота. В одном месте так загляделся на природу, что не заметил, как на бегу со всего разгона почти половина кроссовка утонула в теплом «сами-знаете-в-чем» (пришлось на пару минут остановиться, чтобы отскрести продукт жизнедеятельности коровы). Я не пророк, да и абсолютно не хочу быть пророком, потому что почти никто из них не жил нормально по-человечески (не могу сказать, что я живу нормально), и почти никто не умер по-человечески, да и относились к ним редко по-человечески… И все же, я часто слышу внутренний голос: «Тарас, что ты видишь?»

Добежал до железной дороги в Шпанове, впереди последний участок — тропинка через поле. Я уставший, чувствую себя более вымотанным почему-то с 14-ю километрами, чем иногда после 25 километров пробежки. И вдруг вижу старенькую женщину, хромающую по тропинке, с мешком на плечах и палочкой в руках.

– Тарас, что ты видишь?
– О, Господи, я вижу, что мне придется тащить этот мешок через поле, потому что из-за моих родителей, которые мне вправили мозги в отношении старших людей, я не смогу пройти мимо; а я устал; может быть, давай сверну влево, возьму лишних 2 километра, но без мешка?

–Тарас, что ты видишь?
– Господи, прости, я вижу свою маму в селе, и вижу другого молодого человека, который пытается удрать, чтобы не видеть ее и не помочь; я бы ему навтыкал по-возможности…

Подбежал к женщине, предложил свою помощь. Она испугалась, думала, сейчас заберу мешок с картошкой и овощами (он весил где-то 15 килограмм) и удеру. Пришлось таки психологически надавить на нее, и силой забрать мешок. По дороге разговорились. Первый муж пьяница, умер от алкоголизма. Первый сын от него разбился на машине в возрасте 30 лет в 2001 г. Второй муж тоже был пьяницей, тоже умер от алкоголизма. Второй сын (от второго мужа), которому сейчас 45 лет, почти как мне, тоже пьяница, но еще не умер. Женщина говорит: ничего хорошего в своей жизни от своих двух мужей и второго сына не видела, первый сын был большим помощником, но почему-то Бог решил забрать его у меня…

Она рассказывала долго о своей жизни, мы шли через поле около 30 минут. Рассказала почему хромает, как работала уборщицей по ночам (кроме дневной работы), чтобы подзаработать на коммунальные и на жизнь, как прошлой осенью ее сбила в утренних сумерках машина прямо посреди пешеходного перехода без светофора, как водитель оплатил только лечение по чекам, и ни одной гривной не помог на жизнь, как жила впроголодь, потому что не могла работать (до сих пор спицы в ноге), а пенсии хватало только на коммуналку, и т.д. и т.д… Я все слушал и слушал, а в это время мысленно молился о ней. Господи, каким идиотом я был бы, если бы свернул на другую полевую дорогу?

– Тарас, ну и что ты видишь теперь?
– Господи, я вижу, что Ты диспетчер…

Господь спрашивал Своих пророков: «Что ты видишь?» И Он не открывал им Своего слова до того момента, пока они не скажут, что видят на самом деле. Нельзя было сказать на отвес – смоквы, а на котел – светильник. Нужно было назвать своим именем именно то, что ты видишь: жезл, котел, смоквы, отвес, корзина, светильник, свиток. И только затем Господь разъяснял, что стоит за тем, что видел пророк, и что это означает.

Например, Бог показал Иеремии жезл миндального дерева, и спросил его: что ты видишь? Пророк ответил: жезл миндального дерева. И затем Господь сказал ему, что Он бодрствует над словом Своим, чтобы оно скоро исполнилось. После этого Иеремия увидел поддуваемый ветром кипящий котел, обращенный к северу, а Господь сказал ему, что от Вавилона придет бедствие на всех обитателей Израиля. Затем Иеремия увидел хорошие и плохие смоквы, а Господь сказал ему, что подобно этим хорошим смоквам признает переселенцев Иудейских: «обращу на них очи Мои во благо им и возвращу их в землю сию, и устрою их, а не разорю, и насажду их, а не искореню; и дам им сердце, чтобы знать Меня, что Я Господь, и они будут Моим народом, а Я буду их Богом; ибо они обратятся ко Мне всем сердцем своим».

Амос увидел отвес, а Господь предупредил его, что не будет более прощать Израилю (Северному царству). Затем он увидел корзину со спелыми плодами, а Господь снова сказал ему, что не будет более прощать Израилю. Более того, предупредил, что «наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, –не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его».

Захария увидел золотой светильник, а Господь Саваоф сказал ему: «не воинством и не силою, но Духом Моим». Затем пророк увидел летящий свиток, а Господь сказал ему, что «всякий, кто крадет, будет истреблен, как написано на одной стороне, и всякий, клянущийся ложно, истреблен будет, как написано на другой стороне».

Сегодня важно честно сказать Богу, что я вижу, не беспокоясь о том, «а что же скажут люди?». Без честного признания перед Богом того, что мы видим там, где находимся во времени и в пространстве, мы не сможем проложить мировоззренческий и ценностный маршрут к тому, что видит Бог. Любой путь к смыслу начинается с исповедания (признания) нулевой точки своего местонахождения в системе Божественных координат. И не важно, правильны ли начальные координаты, как у старца Симеона, или запутанные, как у блудного сына.

Важно само признание, самоопределение того, что есть на самом деле, на этом месте и в этот момент времени. А дальше Дух Святой управит нашу мировоззренческую и ценностную парадигму таким образом, чтобы наш характер преображался в Характер Христа, если только мы искренни с Ним и готовы позволить Ему изменять в нас то, что не видят и о чем не знают другие, или даже ближние. Возможно, через болезненную деконструкцию и ага!-момент, или ага!-переживание, но обязательно направит… «Тарас, что ты видишь?»…

В заключение история из книги Стивена Кови. Ведь мы часто видим лишь поверхность другого человека, но не видим, что он переживает внутри. Одни видят в тебе зажравшегося высокомерного «христианского руководителя» (хотя я не помню, когда последний раз обжирался, у меня даже велосипеда нет до сих пор). Другие считают, что ты «не вписываешься в образ настоящего успешного руководителя» — хаты нет, тачки дорогой нет (вообще никакой), перстня нет, дорогого мобильного или компьютера нет, евроремонта нет, счетов за границей нет, и сбережений абсолютно никаких нет (кроме книг, которых около 3000 в целом). По этим меркам — я полный неудачник, мне действительно стыдно иногда появляться в компании других успешных христианских руководителей из-за того, чего у меня нет…

За последние десять лет моей работы разные люди говорили мне, что они видят во мне. И каждый раз мне было обидно, хотелось что-то ответить. Хотя и не всегда, но большей частью избирал не объяснять ничего. Были справедливые моменты из того, что видели, были несправедливые, были надуманные, были извращенные, были даже клеветнические… Сейчас же, откровенно говоря, для меня важнее не то, что видят во мне (ну и пусть, ведь чем ближе закат солнца, тем больше присматриваешься именно к своей тропинке в сумерках жизни)… но важнее то, что вижу я, и способен ли я видеть своего ближнего глазами Христа, способен ли я сказать в ага!-момент: «Ах, простите, ради Бога! Как же это произошло? Могу ли я чем-нибудь помочь?»

«В вагон метро вошел мужчина с детьми. Дети так громко кричали, так безобразничали, что атмосфера в вагоне немедленно поменялась. Мужчина опустился на сиденье рядом со мной и прикрыл глаза, явно не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Дети орали, носились взад-вперед, чем-то кидались, даже хватались за газеты пассажиров. Это было крайне возмутительно. Однако, мужчина, сидевший рядом со мной, ничего не предпринимал. Невозможно было удержаться от раздражения. Я не мог поверить, что можно быть настолько бесчувственным, чтобы позволять своим детям хулиганить, нисколько на это не реагировать и вести себя так, будто ничего не происходит. Нетрудно было заметить, что все пассажиры вагона испытывали такое же раздражение. Словом, в конце концов, я повернулся к нему и сказал, как мне казалось, необычайно спокойно и сдержанно:
— Сэр, послушайте, ваши дети доставляют беспокойство стольким людям! Не могли бы вы призвать их к порядку?
Человек посмотрел на меня так, как будто только что очнулся от сна и не понимает, что происходит, и сказал тихо:
— Ах, да, вы правы! Наверное, надо что-то сделать… Мы только что из больницы, где всего час назад умерла их мать. У меня путаются мысли, и, наверное, они тоже не в себе после всего этого.
Представляете, что я почувствовал в этот момент? Моя парадигма сдвинулась. Внезапно я увидел все совсем иначе, и, увидев все иначе, я стал думать иначе, стал чувствовать иначе, вести себя иначе. Раздражения как не бывало. Теперь уже не было нужды контролировать ни своего отношения к этому человеку, ни своего поведения; мое сердце было преисполнено глубоким сочувствием к нему. Вырвались на свободу слова симпатии и сострадания:
— У вас только что скончалась жена? Ах, простите, ради Бога! Как же это произошло? Могу ли я чем-нибудь помочь?»
© Стивен Кови «7 навыков высокоэффективных людей».


Канал «Дорожных щепок» в Telegram:
https://t.me/shchepki

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar