Skip to content

Исповедь для моей дочери Танюши…

Исповедь для моей дочери Танюши… published on No Comments on Исповедь для моей дочери Танюши…

#НепасхальныеЩепки. #НеЧитать. #ЭкзистенциальныеЩепки. #Исповедь. #ПотокСознания. #МногоБукв. Танюша, по нашему вчерашнему разговору. Хочу поделиться с тобой тем, о чем молчал 17 лет, но упоминал вчера в разговоре. Но не только с тобой… возможно, кто-то увидит себя и сможет распознать Алую Нить в своей жизни, которая направляет его или ее к Призванию… Сегодня, в Страстную пятницу, вспоминая о том, что сделал для меня Христос, и удивляясь тому, что Он сделал это исключительно из-за любви ко мне, хочу приоткрыть часть своей души…

Из письма Наташи в ноябре 2002 г. ко мне в Бельгию: «Зайчишик, я так за тобою скучаю! Сьогодні на зібранні бачила сімейну пару молоду, жінка вагітна, і вона так прихилилась до його плеча, а він гладив її руку… Бачить Бог, як же я скучаю за твоїм доторком, за твоєю ніжністю!!!… Мені так тебе не вистачає! Більше всього хочеться поспілкуватися з тобою, і відчути себе потрібною, відчути твою турботу, коли ти мене ніжно прижмеш до себе за плечики! Як же це потрібно мені зараз! Як повітря…»

#Открытость — это всегда #уязвимость. Открываясь, мы даем право и возможность ближнему, другому и врагу всадить в наше сердце боевой томагавк с воплем радости и победы: наконец-то, свершилось! Открывая дверь в свой внутренний мир и впуская туда других людей, кроме тех, кто любит вас безусловно, вы словно даете им в руки нож, которым они либо смогут защитить вас, либо решат погубить, зная потаенные ходы вашей души… Открытость в отношениях, которую многие ожидают и даже требуют, – это уязвимость, беззащитность, и решает это не другой, а я сам, кому открывать дверь, вручать в руки нож и поворачиваться к ближнему спиной. Это решается по внутреннему убеждению, а не по требованию. Быть открытым и уязвимым в отношениях – результат моего решения, а не требования другого… И все же, к слову об уязвимости…

«Ибо мы не смеем сопоставлять или сравнивать себя с теми, которые сами себя выставляют: они измеряют себя самими собою и сравнивают себя с собою неразумно» (2 Кор. 10:12). Иногда, мы, смотря на себя, — то есть на то, кем себя мыслим, а не на то, кем мы есть на самом деле, — сравниваем себя с ближним и другим, поддаваясь искушению расценивать себя выше ближнего и другого. Но в подавляющем большинстве случаев мы никогда этого не признаем. И если даже нам укажут на этот факт, то, скорее всего, мы будем его либо отрицать, либо оспаривать. Поэтому и Павел в своем послании не упоминает конкретных людей, которых подразумевает в этом стихе. Но я хотел бы не об этом…

«Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин 12:24). Есть и другая сторона медали: она состоит в том, что иные, сравнивая свои (кажущиеся) неудачи с (видимыми) успехами других, начинают чувствовать себя мизерно, впадают в отчаяние или в депрессию, иногда принимая или приходя на грань непоправимых решений. В этом отношении Господь мне преподал жёсткий опыт и урок, после которого моя жизнь в буквальном смысле слова перезагрузилась…

Сейчас, работая с 2009 г. с Евро-Азиатской аккредитационной ассоциацией и с 2011 г. с Overseas Council, и находясь с 2012 г. в моей любимой церкви «Скала», я безмерно, безмерно, безмерно благодарен Господу за этот урок. О нем чуть ниже… Но тогда, 17 лет назад, стоя на мосту в 2002 г., я чувствовал себя совершенно по-иному (ключевое слово: чувствовал)… Это было столкновение с Богом, Близким и Неведомым одновременно.., Который открылся мне как Бог любви и благодати и призвания. Это было столкновение с Ним, которое разрушило до основания тот «религиозный» образ Бога, который я создал для себя в силу различных объективных и субъективных факторов… Это было столкновение, в результате которого я познал Бога в качестве Личностей: Отца и Сына и Духа Святого… Возвращаясь к уязвимой исповеди…

Я проучился три года в Донецком христианском университете (1994-1997) на бакалавра богословия. Потом год проработал деканом в Ровенском региональном библейском колледже (1997-1998). Затем снова вернулся в ДХУ, но уже в качестве библиотекаря и ассистента преподавателя (1998-2002). В 2002 году я поступил в Evangelische Theologische Faculteit (Лувен, Бельгия), где изучал текстологию Нового Завета (2002-2005), которая, к сожалению, пока что в наших странах Восточной Европы практически невостребована. В 2005 г. я снова вернулся в ДХУ, где до 2009 г. работал преподавателем Нового Завета и деканом.

Я смотрел на многих своих друзей и коллег, которые к тому времени уже стали ректорами, докторами богословия (обучаясь заграницей), лидерами, успешными миссионерами, руководителями больших организаций, а некоторые стали успешными бизнесменами. Я сравнивал себя со многими из них, и чувствовал (ключевое слово: чувствовал), что прожил практически половину жизни, но так и не стал кем-либо, ничего значительного не достиг, и ничего полезного еще не сделал. Кроме того, в 2008 г. один из моих студентов после окончания учебы покончил с жизнью. Для меня это было глубокой травмой: почему я, будучи деканом, не рассмотрел различные признаки, которые привели его к этому бесповоротному решению? Мне казалось (ключевое слово: чувствовал), что мои 15 лет жизни (с 1994 по 2009) прошли зря, и оставшуюся часть жизни я буду просто доживать, плыть по течению…

Те 15 лет также прошли на фоне глубокого кризиса, связанного с вопросами моей личностной, социально-церковной и профессиональной идентификации. Кризис этот был вызван конфликтом в 1994 г. в одной христианской организации (в которой я работал четыре года до уезда в Донецк), где два руководителя не смогли найти общий язык в силу различных причин. Меня, 21-летнего молодого человека, их межличностный публичный конфликт буквально порвал изнутри и душевно покалечил на много лет в буквальном смысле слова, потому что оба эти человека были слишком дороги для меня…

В конечном итоге, в 2002 г. наступил окончательный кризис, вызванный глубочайшим разочарованием Богом и христианским сообществом (это отдельная тема, и я обязательно об этом напишу), который довёл меня до того, что в ноябре того же года я стоял на мосту через трассу Е40 возле Лувена, смотрел на траки, с рёвом проносящиеся под мостом, и выбирал, из-под какого из них мне обрести легкость от внутренней боли и разочарования…

Случилось так, что мы с Наташей не смогли найти возможность и поддержку, чтобы приехать на учёбу в Бельгию семьёй. Поэтому два года мне пришлось учиться на магистратуре в одиночку, без семьи. Это было сложное и болезненное решение и для меня, и для Наташи, а особенно в вопросе моих отношений с детками (Танюше было 8 лет, Назарчику 5 лет). Тогда мессенджеров еще не было, но я раз в неделю звонил Наташе из «звонилки» в центре Лувена. Мы также много переписывались по электронной почте (около 3000+ писем за 2,5 года, часть из которых я, возможно, когда-то издам вместе с «щепками»). Стипендия была 55 евро в неделю, из которой нужно было отложить на питание, на автобусный билет домой хотя бы на Рождество и Пасху, и хотя бы на то, чтобы Наташе оставить хоть что-то на проживание в Ровно. Я до сих пор глубоко благодарен Наташиным родителям, которые приняли ее с детками на эти два года, и заботились о них, а также моим родителям за продуктовую и моральную поддержку моей семье. Но связь с семьей, признаюсь откровенно, не помогла мне преодолеть тот личностный кризис, чувство оставленности, разочарования, отчаяния, потерянности из-за которого я — молодой христианский служитель и преподаватель богословия — оказался на мосту…

Что меня остановило в тот момент, когда я держался за перила, смотря на траки внизу, и ощущал, что в отношении решения оставить эту бессмысленную жизнь прошел уже точку невозврата, и дело осталось совсем за малым: двухсекундное падение навстречу кажущемуся избавлению от внутренней раздирающей боли? Что меня остановило? Не голос с неба, не друзья, не прохожие… а страстная любовь к моей любимой Наташе, которую я полюбил с первого взгляда с 15 лет, и так же сильно и безмерно люблю её до сегодняшнего дня. Остановила любовь к моим детям, которые были желанны и рождены в страстной любви… Через много лет я осознал, что остановил меня Господь Своей любовью через любовь к Наташе и детишкам, и через их безмерную любовь ко мне. Хотя я до сих пор не могу себе объяснить, почему Он не остановил моего студента, который через месяц после выпуска покончил с собой… Где-то в этот же период я получил от Танюши и Назара рисунки, как знак от Господа: папа, тебя ждут ДОМОЙ…

В 2005 г. я вернулся в ДХУ. Кажется, внутренняя и церковная жизнь начала восстанавливаться. Через два года, в 2007 г., мне пришло приглашение от Overseas Council стать региональным директором по Восточной Европе и Центральной Азии. Мы с Наташей приехали в Киев на встречу, но, вернувшись в Донецк, помолившись и посоветовавшись друг с другом, решили все-таки не принимать приглашения. Объем работы подразумевал, что нужно будет путешествовать около 6-7 месяцев в год по многим странам, учебным заведениям, а Танюше и Назару в то время было 13 и 10 лет соответственно. Ещё в моей душе оставались слишком открытые и глубокие раны в моих отношениях с ними, и было бы непростительно для меня снова исчезнуть из их жизни. Я выбрал не организацию, в которой с тоской мечтал работать, а своих детей… не карьеру, а семью.

Было ли это решение болезненным? Очень… После того, как я огласил свое решение в 2007 г., человек, который со мной встречался, сказал мне, что я утратил единственный шанс, который мне был предоставлен работать в этой организации. Миссия Overseas Council по развитию не столько отдельных учебных заведений, сколько сферы богословского образования через непубличные проекты, была моей мечтой. Мечтой с тех пор, как я первый раз узнал о них в начале ярких 90-х и познакомился с их видением и ценностями… О мечте пришлось забыть, так как в эту организацию нельзя было «напроситься» в силу различных условий: в ней очень жесткие условия работы и жесткий отбор… У меня было чувство (ключевое слово: чувство), что где-то вдали сверкнул огонек сделать что-то значимое в своей жизни, а потом он снова угас… Это сейчас я осознаю, что Господь довольно жестко останавливал и ограничивал меня, чтобы что-то значимое делать не для себя, не ради удовлетворения своего чувства значимости, а ради Него и Его славы. И я благодарен Ему, что Он вел меня именно таким путем: жесткими уроками, большей частью которых я не смогу поделиться в публичном пространстве, но которые, возможно, можно будет прочитать в моих дневниках, когда я из «горбатого запорожца» пересяду в «небесный Lamborghini»…

В 2009 г. из ДХУ я перешел работать в ЕААА по вопросам развития ресурсно-исследовательских, а позже — образовательных проектов. В октябре 2010 г. в Кременчуге во время Совета ЕААА я снова встретился с новым представителем Overseas Council, который предложил мне еще раз подумать над моим решением относительно предложения, которое я получил в 2007 г., но уже с новыми условиями работы. В ноябре мы с Президентом ЕААА и двумя другими региональными директорами ОС встретились еще раз в Стамбуле, чтобы обсудить вопросы моей работы и сотрудничества ОС с ЕААА, и к концу встречи подписали контракт.

Это случилось не потому, что я так захотел и добился своего. Абсолютно нет. В 2007 г. я поставил точку, но Господь – запятую: нужно было доучить невыученное в сфере того, чем наполнен мой личностный «тюбик», по какой причине я несу служение в церкви, Теле Христовом, и с какой целью пытаюсь реализовать себя в профессиональной сфере… В 2010 г. выбор уже не стоял между детьми и путешествиями, карьерой и семьей. Это стало вопросом призвания, а также применения жестоких (нет, не ошибся словом) выученных уроков, через которые Господь позволил пройти. И то была не кара Господня, а Его благодать и милость. И это я смог осознать и распознать только через много лет. И оказалось, что я был разочарован не в церкви и не в Боге, а в своих идолищах «церкви» и «Господа», которые возводил для себя, ожидая, что они будут служить мне. Уроки эти были связаны главным образом с принципом: ключ к успеху лежит через поражение…

Но Он «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит; будет производить суд по истине» (Ис 42:3)… В конечном итоге, в 2009 году Господь исцелил мою личностную сторону жизни, в 2011 году — профессиональную, а в 2012 году — церковную, когда мы с семьей присоединились к нашей миссионерской церкви «Скала», за которую я безмерно благодарен Господу, а также за нашего пастора Олега Блощука, через которого Господь много явил Своей милости в нашей жизни.

КАКИЕ УРОКИ ПО МИЛОСТИ БОЖЬЕЙ Я ИЗВЛЕК ЗА ПЕРИОД С 1994 ПО 2009? О некоторых из них я уже писал в своих «щепках». И тем не менее…

  1. ПЕРВЫМ и самым важным жизненным уроком от Господа для меня было: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин 12:24). Дух Святой постоянно в интеллектуальной тишине напоминал: «Тарас, не сравнивай себя ни с успехами, ни с неудачами ближнего и другого, у тебя – свой Путь, доверься Мне, и Я проведу тебя Своим индивидуальным и уникальным путём… не сравнивай и не завидуй… ориентируйся не на то, что ты чувствуешь, а что знаешь о Моей любви к тебе…»
  2. ВТОРОЙ урок: если кто-то пытается насильно изменить меня или же если я кого-либо пытаюсь изменить насильно извне, — это не есть естественные внутренние изменения. Если и будут какие-либо изменения, они произойдут не в сторону Его образа и подобия, но в сторону, которую желает тот, кто хочет извне изменить кого-либо насильно… Настоящее христианство — это не гуманистическая моральность и не Божий «кнут и пряник». Это личностные отношения с Богом Отцом, Сыном и Духом Святым, и личностные отношения с Его Телом, верными последователями Христа. Настоящий христианский путь освящения — это не путь насильственной нравственности методами инквизиции над ближним, другим, врагом, а путь исцеления, прежде всего, своей личности, жизни, отношений, чтобы стать проводником Божьего исцеления для ближнего, другого, врага…
  3. ТРЕТИЙ урок: даже в момент нашей слабости и беззащитности и отчаяния Господь ждет нашего добровольного повиновения Ему. Повиновения из любви. Повиновения из осознания Божьей благости. Он не проявляет насилия, чтобы изменить нас. Через пророка Исаию Отец провозгласил, что Он «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит; будет производить суд по истине» (Ис 42:3). Сын, придя на Землю, Своими святыми устами в наши грешные уши повторяет слова Отца, что Он тоже «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы» (Мф 12:20).
  4. ЧЕТВЕРТЫЙ урок: мы часто недооцениваем силу страстной любви в браке, считаем, что она невозможна, греховна, ненужна, и прочая. Для меня брак — это танец, любовный вальс на всю жизнь «пока смерть не разлучит»: есть ведущий, есть ведомый. Каждый исполняет свое предназначение в брачном вальсе. Это не вопрос гендерного неравенства, это вопрос гармонии и красоты вальса, вопрос доверия и близости, вопрос защищенности и комфорта ведомой. Брачный вальс — это одно целое и созависимое действие. Своей дочери и своему сыну я хочу оставить самый большой подарок, который только мог бы и желал бы дать им в этой жизни (да, я все еще учусь!): свой любовный вальс, свою безусловную влюбленность в их мать, посвятившей свою жизнь, чтобы пройти свой путь именно со мной, разделить все тяготы, переезды, финансовые и другие трудности именно со мной…
  5. ПЯТЫЙ урок: если я пастор, руководитель, ректор, лидер, то какое воздействие оказываю на младшее поколение? Осознаём ли мы, насколько губительными и разрушительными для молодых служителей и руководителей могут быть наши межличностные разборки ради удовлетворения своих амбиций, карьерного роста, уровня комфорта? Если бы мы знали, сколько десятков и сотен молодых покалеченных на много лет душ остается после каждого церковного конфликта, или разборок в христианской организации, то ужаснулись бы. Если, конечно, в угаре «служения» у нас остается христианская совесть, воспитываемая по Христу, и если мы открыты к тому, чтобы Христос сломал мою гордость и тщеславие… Я прожил это… это прожгло меня там, на мосту Е40, прожгло и выжгло до пепла… И должно было пройти 17 лет… 17 лет исцеления, чтобы я смог исповедать это публично в Страстную пятницу. Не перед людьми, а перед Христом, который ранит и врачует нас ради нашего блага… даже вопреки калечащим нас конфликтам в среде христианских лидеров…
  6. ШЕСТОЙ урок: духовная стойкость и сила, доверие Сущему приобретаются исключительно в трудновыживаемых условиях. Тем не менее, мое доверие Сущему не означает, что со мной не случается то, чего я боюсь в состоянии экзистенциальных страхов, которые пытаюсь и учусь преодолевать различными способами. Мое доверие Сущему не гарантирует мне защиту от засухи, ветров, знойной и безводной пустыни. Но даже если со мной случается то, чего я боюсь, Он напоминает мне, что в пустыне этой Безмолвной Планеты Его конструктивная воля для меня осуществляется через мой самый болезненный выбор, даже если в своей боли я не ощущаю присутствия Отца. Христос разделяет со мной мою боль, потому что в Гефсиманском Саду Он познал сущность страха в условиях самого болезненного выбора, как Сын Человеческий. Христос разделяет со мной мою боль, потому что на Кресте Он познал сущность боли и чувства оставленности Отцом, как Сын Божий. Но пройдя через пустыню боли на Безмолвной Планеты, Христос воскрес. Пройдя через пустыню боли Безмолвной Планеты, я тоже воскресну. Страх заменится радостью, боль — блаженством, оставленность — вечным общением с Отцом, Сыном и Духом.

Поэтому не сравнивайте себя с успехами или неудачами других, ориентируйтесь не на то, что вы чувствуете, а на то, что знаете о Господе через Его Слово и Духа Святого. Никогда ни при каких обстоятельствах не сомневайтесь в Его любви и заботе и принятии. Наша жизнь и призвание ориентированы не на успех, а на то, кто мы есть во Христе Иисусе, и что Он делает в нас, через нас и вокруг нас… Любящим женам, ждущим своих мужей, хочу сказать: любите своих мужей, вы никогда не знаете в каких обстоятельствах Господь через вашу любовь может произвести невозможное и неимоверное…

И несмотря на то, что с 2009 г. прошло уже десять лет, я все еще учусь принимать свой страх и боль, чтобы принять воскресение и жизнь… Учусь открывать Ему свои трещины, чтобы Он через них влил Свою исцеляющую благодать…  Учусь и в пустыне смиряться не перед людьми, не перед обстоятельствами, но перед Сущим. Хотя это так сложно и больно — смиряться перед Ним в присутствии других людей, находясь в знойной безводной пустыне. Да и кто может сказать сам о себе, как Христос: я кроток и смирен? Учусь пускать свои корни все глубже и глубже, искать Его исцелительный источник не на поверхности, а глубоко в Нем, в Сущем…

Чтобы идти по пути преображения в характер Христа, мне необходимо повернуться лицом к Богочеловеку, и спиной к людям (хотя мне все время кажется, что они хотят воткнуть томагавк в мою спину). Когда я перестаю сравнивать себя с другим, и сравниваю себя с Другим, я смиряюсь.

Я молча ухожу вместе с другими фарисеями от женщины-проститутки, вместе с которыми притащил её к Нему. Я тихонько прошу у Него разрешения (так, чтобы никто не слышал) вначале похоронить своих родителей, а потом служить Ему. Я не смею поднять глаз к небу, стоя в храме на коленях после того, как целый день на рынке обдирал и обманывал людей. Я слышу крик петуха, и убегаю плакать о себе и о Нем в темном переулке, чтобы никто не видел моих трясущихся плеч и не слышал моих стенаний от слез. Я боюсь признаться в Синедрионе, что приходил к Нему ночью узнать, в чем смысл моей жизни. Я вижу Его на берегу, и прошу, чтобы Он оставил меня в покое и ушел из моей жизни, поскольку мне кажется, что я окончательно решил вернуться к своему первоначальному призванию: ловить и продавать рыбу, кормить семью, заботиться о родителях, и не напрягать более свой мозг вопросами духовной материи, философскими и богословскими оксюморонами…

Кто я, Иисусе, что Ты не стыдишься разговаривать со мной ночью, когда я избегаю тебя днем? Но Ты и ночью открываешься мне. Кто я, Иисусе, что Ты не стыдишься при других учениках гулять со мной по побережью после того, как я публично отрекся от Тебя? Но Ты велишь мне пасти овец Твоих. Кто я, Иисусе, что Ты говоришь через меня к церквам Малой Азии, к молодым пастырям, к общинам в крупных портовых городах после того, как я стерег одежды Стефана, арестовывал, ненавидел, убивал Твоих последователей? Но Ты велишь мне духовно окормлять Твой народ, направлять их к Тебе Единому, милостью, благодатью и истиною Твоей. Кто я, Господи?…

Когда я смотрю на Тебя, Христос, и сравниваю свой скверный характер с Твоим по-настоящему святым, отделенным от греха, характером, мне нечем гордиться. Все — Твое, от Тебя и к Тебе. А моё — только грех и чувство собственного ничтожества перед Твоею святостью. И я благодарен Тебе, что Ты освобождаешь меня от тщеславия и зависти, чтобы наполнять меня Своим миром и любовью вместо моей суеты и гордыни, Своей милостью и истиной вместо моих высоких ожиданий от других и снисхождения к себе. А более всего, я благодарен тебе, что Ты ломаешь мою гордость и тщеславие, но не саму мою личность…

Не следует упрекать другого человека, что он мало надеется на Бога в сложных обстоятельствах. Ведь ты не знаешь, через какую пустыню в своей душе он уже прошел или проходит, и не знаешь, с какими обстоятельствами придется встретиться завтра тебе… «Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей. Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стать; вошел во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня. Я изнемог от вопля, засохла гортань моя, истомились глаза мои от ожидания Бога моего» (Пс. 68:2-4). Верую, Господи, помоги моему неверию…

26 апреля 2019, Страстная пятница
Ровно, Украина

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar