Skip to content

Излечить страх перед призванием…

Излечить страх перед призванием… published on 1 Comment on Излечить страх перед призванием…

#ЭкзистенциальныеЩепки.  Я много лет задавался и задаюсь вопросами: как найти свое призвание? действительно ли то, чем я занимаюсь, есть мое призвание? нужно ли одобрение большинства или меньшинства или же вообще кого-либо для «легитимизации» своего призвания? Во многом некоторые ответы на эти вопросы я нашел в книге архиепископа святителя Луки Войно-Ясенецкого (1877-1961) «Я полюбил страдание». Сколько раз Валентину говорили: «Ты уже определись наконец-то – будешь художником, хирургом или же пастырем»? А что, если не нужно определяться? А что, если вся жизнь до последнего вздоха – это и есть путь призвания и путь к призванию: от художника к пастырю? 

Валентин Феликсович (так его звали в миру) родился в многодетной бедной семье, четвертый ребенок из пяти детей. Папа был римо-католиком, мама — православной. Он пережил три ссылки, одиннадцать лет провел в сталинских лагерях за создание «контрреволюционной церковно-монашеской организации», и выжил, хотя впоследствии ослеп, пережив все ужасы становления советской безбожной власти, множество арестов, допросов, лишений… В 2013 г. режиссер Александр Пархоменко при поддержке Украины и Беларуси снял #фильм о драматичной судьбе художника, хирурга и пастыря Луки Крымского — «Излечить страх».

К сожалению, #святитель Лука был реабилитирован только 12 апреля 2000 г… Однажды в Ташкенте во время допросов в ЧК у него состоялся интересный диалог с чекистом Петерсом:
«Тогда Петерс спросил:
— Скажите, поп и профессор Ясенецкий-Войно, как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?
Отец Валентин ответил:
— Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?
Следующий вопрос:
— Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы его видели, своего Бога?
— Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил».

О своих политических взглядах Лука говорил следующее: «Что касается политической приверженности, я являюсь до сих пор сторонником партии кадетов… я был и остаюсь приверженцем буржуазной формы государственного управления, которая существует во Франции, США, в Англии… Я являюсь идейным и непримиримым врагом Советской власти. Это враждебное отношение у меня создалось после Октябрьской революции и осталось до сего времени … так как не одобрял её кровавых методов насилия над буржуазией, а позднее, в период коллективизации мне было особенно мучительно видеть раскулачивание кулаков. … #Большевики — враги нашей Православной церкви, разрушающие церкви и преследующие религию, враги мои, как одного из активных деятелей церкви, епископа»…

Почему святитель Лука для меня является примером поиска своего призвания, и почему не следует думать о своем призвании как о чем-то статическом, вечном, неизменном? Если мы равняемся в своей жизни на человека больше, чем на Христа, нас ждет неизменное разочарование: мы теряем свое призвание от Христа, мы разочаровываемся в себе и в человеке, поскольку и другой живет в падшем мире, как и мы, поскольку и другой согрешает, как и мы. Если же мы равняемся на Христа, как святитель Лука, то нас ожидает очарование Богом, мы распознаем и осуществляем свое призвание, независимо от того, что думают окружающие; мы от Самого Христа обретаем благодать, чтобы служить Ему тем, что Он подарил нам: таланты и духовные дары… Именно это я вижу в жизни святителя Луки — художника, хирурга, пастыря, обретшего свое призвание через годы страданий: он был настолько очарован Христом, призвавшим его, что не разочаровывался в людях…

#ХУДОЖНИК. В своей книге «Я полюбил страдание» Лука пишет, что у него в детстве и юности была страсть к рисованию. Он закончил Киевскую художественную школу, проявил недюжинные художественные способности, и считал, что это и есть, возможно, его призванием. Поэтому решился поступать в Петербургскую академию художеств. Приехав в Петербург на вступительные экзамены, он задумался о том, избирает ли правильный жизненный путь: «Недолгие колебания кончились решением, что я не в праве заниматься тем, что мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей». Но Лука так и не смог поступить на медицинский факультет, поскольку все вакансии были уже заняты, поэтому поступил на юридический и с интересом изучал историю и философию права, политическую экономию и римское право. Через год его снова неодолимо повлекло к рисованию, и он в Мюнхене, а потом в Киеве целый год занимался живописью. «Повсюду: на улицах и в трамваях, на площадях и базарах я наблюдал все ярко выраженные черты лиц, фигур, движений и по возвращении домой все это зарисовывал. На выставке в Киевской художественной школе получил премию за эти свои наброски». Занимаясь живописью, Луку не покидала мысль о том, что нужно «как можно скорее приняться за полезную практическую для простого народа работу».

#ХИРУРГ. Лука начал задумываться о том, чтобы стать фельдшером или же сельским учителем. В конце концов, по наставлению директора народных училищ Киевского учебного округа, он поступил на медицинский факультет Киевского университета и начал изучать физику, биохимию, минералогию, анатомию (изучал кости, рисовал и лепил их из глины), хирургию. Лука следующим образом описывает взаимосвязь между своим талантом «художника» и «хирурга»: «Произошла интересная эволюция моих способностей: умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии и тонкую художественную работу при анатомической препаровке и при операциях на трупах. Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии». Медицинский факультет Лука закончил с отличием осенью 1903 г. и решил стать земским врачом: «Я изучал медицину с исключительной целью быть всю жизнь деревенским, мужицким врачом, помогать бедным людям». Его первым назначением была военно-полевая хирургия в госпитале Киевского Красного Креста возле Читы во время Русско-Японской войны. В 1916 г. в Москве Лука защитил докторскую диссертацию о регионарной анестезии. Проработав 13 лет земским врачом, он поставил своей задачей глубокое самостоятельное изучение диагностики и терапии гнойных заболеваний. А в 1956 г. были изданы его известные «Очерки гнойной хирургии».

#ПАСТЫРЬ. В 1921 г. Владыка Иннокентий (Пустынский) рассмотрел в Луке духовное призвание и однажды сказал ему: «Доктор, вам надо быть священником!» Восприняв это обращение в качестве буквального Божьего призыва, он ответил: «Хорошо, Владыко! Буду священником, если это угодно Богу!» Впоследствии Лука был посвящен в чтеца, певца и иподиакона, а затем в сан диакона, а еще позже – во иерея. «Я чувствовал, что мой долг – защищать проповедью оскорбляемого Спасителя нашего и восхвалять Его безмерное милосердие к роду человеческому». Владыка Иннокентий назначил Луку четвертым священником Ташкентского собора и поручил ему все дело проповеди: «Ваше дело не крестити, а благовестити». Каждое воскресение Лука проводил в соборе, проповедуя и беседуя на важные и трудные богословские темы, посвященные критике материализма и научного атеизма («красная чума» в это время наступала). В 1923 г. художник и хирург Лука стал архиереем, а в 1942 г. – архиепископом. За годы духовного служения в церкви Лука произнёс 1250 проповедей, из которых 750 записано. В двух трактатах — «Дух, душа и тело» и «Наука и религия» он обосновывал единство науки и христианской веры.

#ПРИЗВАНИЕ. В июне 1941 г. началась Вторая мировая война. В конце июля Лука был назначен главным хирургом эвакогоспиталя в Красноярске, где проработал годы войны. Он жил в сырой холодной комнате на грани нищеты. На госпитальной кухне, где питалось тысячу двести человек, ему, как «врагу народа», кушать не разрешалось. У него также не было достаточно денег, чтобы покупать продукты, и он постоянно голодал. Именно в этот период своей жизни Лука в одном из своих писем пишет своему сыну Михаилу: «Я полюбил #страдание, так удивительно очищающее душу…» В этот период он оперировал сотни раненных солдат, сотни людей с различными гнойными заболеваниями, и очень близко принимал к сердцу смерть каждого из них. В день он проводил, как минимум, четыре-пять сложных операций. К концу войны Лука написал книгу «О поздних резекциях при инфицированных ранениях больших суставов», которая помогла спасти тысячи и тысячи жизней, благодаря описанию инновационного хирургического опыта святителя…

Таким образом, Господь дал Луке #талант художника — рисовать карандашом по бумаге, а затем дал ему талант хирурга, вложив в пальцы вместо карандаша скальпель, и призвав его «рисовать» по человеческому телу. И тот же Господь дал Луке духовный #дар проповедника и пасторское сердце, сострадание к страждущим через страдания самого святителя… Проведя тысячи операций во время войны, Лука, будучи хирургом и священником одновременно (поскольку продолжал свое священническое и проповедническое служение), был тем человеком, которого многие умиравшие на операционном столе солдаты видели последним: он ободрял их, читал псалмы, молитвы, призывал уповать на спасительную милость Христа перед лицом смерти… Именно в годы войны состоялась кульминация призвания святителя: художника, хирурга и пастыря. После войны он посвятил себя пастырской, преподавательской и научной деятельности, описывая свой медицинский и душепопечительский опыт. В 1955 г. он полностью ослеп. А с 1957 г. начал надиктовывать свои #мемуары, которые так и не были завершены (поскольку он умер 11 июня 1961 г.), но впоследствии были изданы под названием «Я полюбил страдание»…

Святитель Лука является для меня примером настоящей христианской человечности — это не alter ego, которое искусственно создают некоторые христианские лидеры, прячась за толпами охранников на высоких возвышенностях, за достойными их величия кафедрами, или же за скромнейшей святостью высочайшего накала, которая пытается сжечь все истинно человеческое вокруг себя. #Человечность по Христу — это и есть моя истинная самость, в которой отражается, как в зеркале, характер Богочеловека. Моя истинная самость и человечность во Христе не растворяются, но во Христе обретаются с учетом моего призвания в этой земной юдоли плача, индивидуальных особенностей моего характера и темперамента, талантов и духовных даров. Формирование Христом моей самости посредством страданий, в которой, как в зеркале, все больше отражается характер Богочеловека, Его образ и подобие, — это и есть мой путь…

Лука Войно-Ясенецкий писал своему сыну Михаилу: «Я полюбил страдание, так удивительно очищающее душу». Я же еще не полюбил страдание в осуществлении своего призвания. Мне так хочется избежать его, уйти от боли, переживаний, стресса, напряжения… уйти в то состояние, когда сердце не будет болеть и разрываться за детей и за близких людей, за церковь, народ и страну. Я не хочу страдать, но в то же время знаю, что не страдать невозможно, что сам поиск и осуществление призвания невозможны без страдания… Поэтому и прошу у Бога вместе со святителем Лукой, чтобы увидеть в страданиях, удивительно очищающих душу, смысл, чтобы изменить своё отношение к страданиям, которые Господь допускает и редко объясняет «Почему?» или «Зачем?» — каждому своё и в своё время… Верую, Господи, помоги моему неверию…
— —
Канал «Дорожных щепок» в Telegram:
https://t.me/shchepki

1 Comment

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar

%d bloggers like this: