Skip to content

Юноша, когда-нибудь ты все равно повзрослеешь…

Юноша, когда-нибудь ты все равно повзрослеешь… published on No Comments on Юноша, когда-нибудь ты все равно повзрослеешь…

Умер от рака мой первый взрослый друг, один из моих настоящих духовных и практических наставников, уличный проповедник и христианский бард Виктор Бурдейный. За несколько дней до смерти мы с папой приехали повидаться с ним. Увидев меня, он удивленно спросил: “Тарасик, это ты?!” Через столько лет… Хотя у него сил было уже мало, голос ослаб, но он спел нам с папой несколько своих авторских песен, рассказывал о своей жизни; вспоминали первые годы миссии “Свет Евангелия” и мои первые миссионерские поездки с ним — Ободовка, Гайсин, Бершадь, Ладыжин, Тростянец и много других сел и райцентров Винницкой области… 

Когда я поехал в первую миссионерскую поездку с Виктором, мне было 17 лет, ему 45, почти как мне сейчас. Он был моим первым взрослым другом. Он первый, кто научил меня проповедовать за стенами церкви, не боясь публики: в автобусе, в электричке, на авто- и ж.д. вокзалах. Он первый, кто научил меня как отвечать милиции, когда нас забирали в “обезьянник” за уличную проповедь и за пение христианских песен в публичных местах. Он первый, кто научил меня как строить мост от слушателя “здесь и сейчас” к вечному Евангелию. Он первый, кто научил меня тому, как вести богословские диалоги с православными и атеистами. Он первый, кто научил меня тому, как поднимать свою нижнюю часть тела и нести ее на служение независимо от настроения и погоды за окном. Он первый из церковных служителей и христианских “неканонизированных” лидеров, кто увидел во мне, семнадцатилетнем беспокойном юноше, потенциал, и проводил со мной время: десятки и сотни часов. Он первый, кто научил меня различным формам проповеди: от публичной проповеди птицам в слух людей, до проповеди вверх ногами, как пример перевернутого мировоззрения у человека до тех пор, пока Христос не поставит его мозги на место. Он первый, кто был для меня примером искренних отношений с Богом, не претендуя быть духовным супер-героем, которому неведомы человеческие искушения и страсти. Он первый, кто учил меня не тому, как притворяться, что у тебя нет страстей и искушений, как притворяться сильным и духовным, а что делать, когда ты попадаешь в круговорот страстей и искушений, где и в Ком черпать силу противостоять им, и как воспитывать силу духа…

Не все, чему Христос научил меня через Виктора, я использую в своем служении в сфере богословского образования. Наши дороги разошлись в 1993 г., когда я женился, а потом уехал учиться в Донецкий христианский университет в 1994 г. Тем не менее, одно запечатлелось в моей душе навсегда. Нет, не запечатлелось, а выжглось сильнее, чем от всех других христианских служителей, с которыми Господь познакомил меня в жизни: не брезгуйте, никогда не брезгуйте беспокойными семнадцатилетними юношами, не ставьте на них крест, даже если они не вписываются в вашу каноническую церковную парадигму.

Сегодня Вы, как пастор и церковный служитель, можете стать или духовным гробовщиком беспокойного юноши, похоронив его в тинистых болотах церковных склок и разборок, деструктивных обвинений и душегубительного контроля, борьбы за место в церковных канонизированных структурах… Или же стать для него голосом Христа, со снисходительной любящей улыбкой: юноша, когда-нибудь ты все равно повзрослеешь и у тебя все наладится, и с Наташкой, и с родителями, и в служении, и с друзьями; самое главное — следуй только за Ним; а сейчас поднимайся, бери гитару и “матюгальник” — нас ждут на автовокзале в Ободовке… И эта озорная едва уловимая улыбка, которой так часто не хватает сегодня в служении. Мне кажется, именно так Христос смотрел на Своих учеников… Отдельное спасибо моим родителям за то, что отпускали беспокойного юношу в эти миссионерские поездки, за то, что за подростковыми беспокойствами видели нечто большее, в будущем…

PS. Размышления после похоронного богослужения Виктора… Сицилийская мафия, когда хоронит своих консильеров и капореджимов, не вспоминает их грехов перед Богом, обществом и семьей. Хотя там есть что вспоминать… Однако некоторые пасторы, вероятнее всего, из-за низкой самооценки, или своего прошлого, или неконтролируемых приступов святости на похоронах чувствуют острейшую необходимость помянуть прошлое усопшего, завуалировав это в высокодуховную словесную обертку, невзирая на эмоциональную уязвимость и слезы жены, дочери, близких и друзей. И еще вчера меня поставили перед фактом, что на похоронах не разрешено (когда и кем?) хвалить покойника и говорить о нем хорошее. Все, что я смог сказать в ответ: как и поминать прошлое… Как же так? Никак не могу понять сути популярного христианства, как православного, так и баптистского…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar