Skip to content

К вопросу о парадоксе радости

К вопросу о парадоксе радости published on No Comments on К вопросу о парадоксе радости

Одной из добродетелью христианина в моменты личных и социальных потрясений есть способность с радостью принимать тяжелые обстоятельства, в которые мы попадаем. 

С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка (Иакова 1:2-4).

На первый взгляд это кажется несовместимым, и первая реакция нормального человека на призыв к радости в трудных обстоятельствах: “У тебя что, нарушения психики? А не пройти ли тебе соответствующий курс психокоррекции?” Да, в определенных случаях действильно однозначно нужна помощь зрелого психолога-христианина.

Тем не менее, хождение с Богом, отношения с Ним – это парадокс. Парадокс – это состояние, которое может существовать в реальности, но которое невозможно объяснить с точки зрения логики. Парадокс – это истинное утверждение, которое состоит из двух взаимоисключающих друг друга противоречивых суждений; но истинность этого утверждения заключается именно в парадоксальности этого утверждения.

Парадокс бытия Бога и парадокс хождения с Богом – это не полуправда, это истина. Например, парадоксом бытия Бога является Сама Троица – Одна Божественная Сущность в Трех Лицах: Один Бог, но Три Лица, Три Лица, но не три Бога, а Один Бог. Это парадоксальное состояние Бога, Который извечно существует в реальности, и которое мы не можем объяснить с точки зрения логики или здравого смысла. Мы можем лишь принять это верою.

Еще один парадокс бытия Бога – Воплощение Второй Ипостаси: Бог стал человеком, Богочеловеком. Всемогущий Бог, вне времени и пространства ограничил себя в пространстве и времени на Земле. Две природы, Божественная и человеческая, две воли, но неслитно и нераздельно в Одной Личности!

Самый большой парадокс бытия Бога для меня – Крест Христов и слова Сына Божьего: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Мк 15:34)”. Как могло в Божественной сущности единства Трех Ипостасей Одно Лицо оставить Другое Лицо, да еще в момент агонии перед лицом смерти? Что это были за ощущения и почему? Мы не сможем это объяснить ни с точки зрения логики, ни с точки зрения здравого смысла. Страшно такое утверждать, но если бы этот парадокс не состоялся, если бы Христос не умер, не сошел в ад, не воскрес и не вознесся, и не сел одесную Отца, наша вера была бы напрасной, как и ожидание Его Второго Пришествия…

Чтобы человеку обрести жизнь с Богом, живому физически, но мертвому духовно , ему нужно родиться Свыше. Чтобы нам жить с Богом в святости, нам, живым в Духе, нужно умереть для греха. Все Послание Ап. Павла к Римлянам – сплошной парадокс о Божьем избрании, оправдании, благодати, любви, милости. Это все невозможно объяснить с точки зрения логики или здравого смысла. Именно поэтому это принимается верою. Sola Fide…

Призыв к радости во времена искушений, личных и оциальных потрясений, трудных обстоятельств – это также парадокс в нашем хождении с Богом. Более того, Бог через Иакова не просто призывает нас к радости, а повелевает (императив): “С великою радостью принимайте!” Принимать что? Принимать обстоятельства: “Когда впадаете в различные искушения”. По-другому это можно сформулировать так: тогда, когда меня окружают различные (не однотипные) искушения, различные тяжелые ситуации, которые имеют свойство приходить единовременно (это нам известно как “черная полоса в жизни”). Это как впасть в круг диких зверей на арену Колизея во времена гонений Нероном. Это как ночной звонок, касающийся близкого тебе человека…

Тем не менее, Бог утверждает, что есть кое-что, что мы знаем, что дает нам веру и надежду, когда нас накрывают эти социальные и личные потрясения, из которых мы, естественным образом, пытаемся выскочить, вырваться, выбраться: “зная, что испытание вашей веры производит терпение”. Мы восхищаемся героями веры – Авраамом, Моисеем, Гедеоном, и др. героями из Древнего Завета и Послания к Евреям (11 гл.). Мы восхищаемся отцами Церкви, мучениками, духовными старцами, страстотерпцами, которые смогли с достоинством пережить такие искушения, испытания и страдания, которые без содрогания вообразить себе невозможно.

Но эти люди не стали бы героями веры, не проявили бы стойкости в Боге, если бы их вера не была испытана самыми жестокими обстоятельствами самым жестоким образом. Да, жестокими, а не просто тяжелыми ситуациями. И Бог почему-то говорит, что это то, что мы уже знаем, т. е. что именно испытание моей личной веры, а не веры моего ближнего из Украины или врага из России, производит терпение, стойкость, выдержку во мне.

Бог дает нам не только обещание, что испытание веры произведет в нас стойкость, но и предупреждение: “терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка”. Другими словами, наше терпение, стойкость, выдержка должны иметь законченное действие. Только тогда Он будет достигать в нас совершенства во Христе, преображать наш характер в образ и подобие Христа, будет сиять в нас Любовью Христа.

Иногда случается так, что мы терпим, стоим, выдерживаем, а потом махнули рукой и ушли. Хорошо, если без матерщины где-то на окраинах нашего сознания. То ли потому, что устал, то ли надоело, то ли потерял смысл, то ли это никому не интересно и никто не обращает внимания, то ли потому, что никто не хочет разделить со мной мою боль, то ли потому, что боль стала невыносимой. А разве мне действительно нужно, чтобы кто-то видел мою внутреннюю боль? Разве недостаточно того, что видит и знает Бог, если Он сам пережил полноту страданий человека? Часто оказывается, что этого действительно недостаточно, поскольку хочется участия близкого человека, сострадания даже со стороны врага.

Моя стойкость и выдержка во времена личных и социальных потрясений нужна, прежде всего, мне и Богу, хотя последствия моей стойкости и выдержки обязательно отразятся на моих ближних, на моей поместной церкви, соседях, жене, детях, родителях, и даже на моем враге. Стойкость как феномен имеет исключительное значение для меня и Бога, но последствия моей стойкости отражаются на тех, кто меня окружает.

Хочу ли я достигать совершенства в своем характере и хождении с Богом? Хочу, наверное. По крайней мере, мне так кажется, даже тогда, когда утром не выпью достаточно кофе. А это значит, что нужно учиться с достоинством выстаивать, выдерживать, страстотерпеть искушения и тяжелые, даже жестокие обстоятельства. Более того, находить в этом Христову радость. Не радость садиста или мазохиста, а радость героя веры. И найти эту радость мне не поможет никто: ни друг, ни ближний, ни жена, ни дети, ни президент.Найти эту радость мне предстоит исключительно самому, потому что ее источник находится внутри меня, в глубине сущности моих отношений с Архитектором истории, допустившим эти обстоятельства.Без этого испытания веры, да именно нашего доверия Богу, не может быть стойкости. А без законченного, завершенного действия в нашей стойкости не может быть преображения нашего характера.

Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иакова 1:12).

Человек, терпение и выдержка которого имеют законченное действие (переносит искушение), получит венец жизни только после того, как будет испытан. Не раньше. Объездных путей нету. Почему-то деньги в этом вопросе никак не помогают, хотя этого желали бы многие. Посредники и адвокаты ни о чем с Богом не смогут договориться. Венец жизни мы получаем только после того, как проявим в нашей стойкости законченное действие, выстоим.

Венец жизни, который давал цезарь победившим гладиаторам, означал “живите до следующего гладиаторского братоубийственного боя, в котором вы, возможно, победите, а возможно, и нет [за этой фразой следует идиотический смех одержимого насилием человека, которого радует кровь убиенных]”. Цезарь обещал (и дарил) своим бойцам и гладиаторам временный венец жизни, чтобы жили и бились насмерть ради его радости и удовольствия, ради его увеселения и развлечения.

Цезарь не мог вернуть мертвому гладиатору жизнь и, тем более, дать ему венец Жизни. Господь же обещает и дарит мне вечный венец Жизни, но не до следующей трудной ситуации. Наш Царь плачет вместе с нами, молится вместе с нами Духом Святым, когда у нас нет слов, страдает вместе с нами, и воскресит нас в оный день, возложит на нашу главу Свой венец Жизни, Жизни с Богом в вечности.

Наш Царь – не Нерон, не Пилат и не Ирод, и даже не Варавва. Такие цари в трудных обстоятельствах помогают нам выжить, возбуждая ненависть к врагу, манипулируя нашими мотивами в своих корыстолюбивых целях. Наши тяжелые обстоятельства, наш крест, наше слабое место – это их сила, их преимущество. Они могут нас лишь наполнить ненавистью, мстительностью, стойкостью ради своего эго или альтер-эго.

Наш же Царь, это Богочеловек, Который может сострадать нам в немощах наших, потому что “подобно нам, искушен во всем, кроме греха (Евр 4:15)”. Он знает и имеет опыт болезни, страха, переживаний, угроз, клеветы, оскорблений, избиения, непонимания, смерти, даже схождения в ад. Но Он знает и опыт исцеления, окормления тысяч человек, ободрения страждущим, имеет опыт воскресения после смерти, опыт вознесения от Земли к Отцу, опыт радости воссоединения с Отцом одесную Его. И этот опыт наш Богочеловек, наш Заступник предлагает и нам: радость утешения Духом Святым в нашем саду Гефсиманском и на нашем кресте, радость воскресения, радость вечного единения с Отцом. А пока…

А пока мне нужно научиться принимать личные и социальные трудные обстоятельства. Научиться принимать с радостью, без комплекса жертвы, изменяя с Ним то, что можно изменить, и принимая с Ним то, что невозможно изменить, что не в моей власти или силе, особенно, когда речь идет о сердце или отношении близкого человека или врага.В таком случае, все, что мне остается – изменить свое отношение, свое сердце, вместить такого ближнего. И найдется ли в моем сердце место моему врагу?

Очень болезненно учиться принимать то, что невозможно изменить, с радостью не психически больного человека, не садиста и не мазохиста. А с радостью человека, который знает Бога, и знает, что не бывает того, чему Бог не допустит быть… И если Он допустил, значит воспитывает во мне стойкость, значит дарит венец Жизни…

А пока мне нужно с радостью терпеть, выстаивать до конца, чтобы испыталась моя вера, чтобы вырабатывалась выдержка, чтобы преображался характер… А пока мне нужно с радостью поверить в Божье обетование, что меня “постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести. (1Кор 10:13)”. Это и есть радость верующего человека, преодолевающего боль сердца и доверяющего свою жизнь Автократу Вселенной и Архитектору истории. Молимся. Солим. Светим…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar