Skip to content

Когда, Малельдил, я стану частью Великого танца времён?

Когда, Малельдил, я стану частью Великого танца времён? published on No Comments on Когда, Малельдил, я стану частью Великого танца времён?

То, что проповедь Хадсона Тейлора о Христе услышало четыреста миллионов китайцев, очень похвально. Хотя это нужно еще проверить, мало ли. Но то, что он отпустил волосы и заплетал их в косичку, наследуя этих безбожных язычников, – непростительно. Такое пятно на Церковь бросил. Мужчина и с косой! Столько верующих людей в шоке и соблазнилось! © Твой скрытый страх нарушить традицию и показаться людям несмиренным по ту сторону бетонной стены и колючей проволоки. 

На пути к Кресту Христову, преодолевая боль жизни и неся свой крест в ответ на призыв Сущего “Придите ко Мне все обремененные”, мы нередко встречаемся с железобетонными стенами и несколькими уровнями колючей проволоки искусственных религиозных традиций, которые “призваны оградить” Церковь от растлевающего влияния міра. Хотя от растления уберегает Христос, верность Ему, отношения с Ним, а не стены…

Иногда Крест Христов возносится на словесном “домоустройстве” общины на настолько недоступную для человеческого и детского ума высоту, что нуждающемуся в Евангелии нет иного выбора, как с тоской смотреть на Крест и на холодные тучи над ним сквозь острые шипы проволоки и серый непробиваемый бетон… А сам Христос уже не на Кресте… Крест пустой… Христос рядом с тобой и мной, по эту сторону бетонной стены и колючей проволоки. Он с теми и в тех, кто есть Его Тело — Тело Христа, Которое защищает Он Сам, и не стенами и проволокой, а Духом Своих уст, Своею безграничной силою и властью.

Христос, Которого знаю я, трости надломленной не доломает, льна едва тлеющего не погасит… не построит в Своем Теле бетонной стены и не установит колючей проволоки… Да, Он грозный. Но не в отношении Своих детей. Да, Он воспитывает. Но не для того, чтобы указать какая же я мразь и мерзость, а чтобы помочь мне и научить меня противостоять греху, доверяя Его силе, Его милости, Его благодати… Ведь я Его творение, хоть и падшее… Ведь я Его дитя, хоть и несовершенное…

Он рядом, чтобы учить меня преодолевать боль жизни, неся свой крест, идти за Ним, не всматриваясь в пустой Крест, доверяться Ему, ощущая Его объятия… Если хорошо присмотреться, то можно увидеть Его черные, как олива, глаза, растрепанные на ветру волосы, белозубую улыбку на смуглом лице и огрубевшие от работы ладони Плотника, пробитые гвоздями, протянутые к тебе, готовые крепко обнять тебя и никогда не отпускать туда, во мрак “правил на правилах”, “постановлений на постановлениях”, “законов на законах”…

Не только любовь к врагу приводит на крест, но и любовь к ближнему, даже самому-самому ближнему, кто считает, что я не по ту сторону бетонной стены и колючей проволоки… А ведь так хочется обойти боль жизни, свой крест, миновать его, сделать вид, что не заметил. Но… Господи Иисусе, помилуй меня, да, грешного, да, недостойного, да, несовершенного, но Тобой созданного…

Иисусе, если не избавляешь меня от креста, иди со мной рядом, помоги мне с моим крестом. Если не избавляешь меня от чрева кита, будь со мной в морской бездне. Если не избавляешь меня от огненной печи, будь со мной в пламени огня. Если не избавляешь меня от львиного рва, будь со мной среди голодных львов. Если не избавляешь меня от пустыни, будь со мной в пустыне. Если не избавляешь меня от горы Мориа, будь со мной на горе и найди жертву вместо моего сына…

Легче всего просто смириться перед людьми и обстоятельствами, перед болью жизни. Но мое смирение перед людьми и обстоятельствами не всегда означает смирение перед Тобой. Сложнее и больнее всего смириться перед Тобой: а что подумают или скажут люди? а что, если обстоятельства не изменятся или изменятся в худшую сторону? а что, если в мою открытую рану всыпят соль цинизма и презрения и добавят боль жизни? а что, если я потеряю все, смирившись перед Тобой, потеряю работу, семью, друзей?

Я знаю, что смиренным Ты даешь благодать, что смиренных Ты утешаешь Своим утешением. Я знаю, что Ты с теми, кто смирен и сокрушен духом, чтобы оживлять их дух и сердца. Я знаю, что на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Твоим Ты призираешь, и, в то же время, сердца сокрушенного и смиренного никогда не презираешь. Я знаю, что желание смиренных перед Тобой Ты слышишь. Я знаю, что Ты близок к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасаешь. И да, я знаю, что за смирением перед Тобой следует страх Господень, который научает меня мудрости. Поэтому и нет истинной мудрости без смирения перед Тобой.

Я знаю, что только смирение перед Тобой, а не перед людьми или обстоятельствами, преображает меня в характер Твоего Сына, преображая, в свою очередь, мои отношения с людьми и преображая мой взгляд на обстоятельства, на боль жизни… Да, я учусь смиряться не перед людьми, не перед обстоятельствами, но перед Тобой. Хотя Ты знаешь, как это сложно для меня и больно в присутствии людей, находясь в сложных обстоятельствах. Да и кто может сказать сам о себе, как Ты: я кроток и смирен?

Пережить полноту радости, преодолевая боль жизни по ту сторону бетонной стены и колючей проволоки, наверное, способен будет только тот, кто познал глубину скорби от молчания Тулкандры, нашей безмолвной планеты, умирающей под тенью Тёмного Уарсы… Хочется приобщиться к миру Малакандры, работать ,как пфифльтригги, петь и воспевать любовь к жизни, как хросса, и быть мудрым, как серони… И во всем этом слышать голоса эльдилов, сопровождающих голос Малельдила… Сегодня мне очень хочется за пределы безмолвной планеты… Когда, Малельдил, я стану частью Великого танца времён? Малельдил… Благословенно Имя Его…

Страдания человека начинаются с момента рождения. С того самого момента, когда кто-то бьет его по нежной розовой попе для того, чтобы он начал дышать, чтобы дать ему толчок к жизни ещё до того, как он подумал, сказал или сделал что-либо заслуживающее страдания. Первый крик младенца – это первое возмущение первой несправедливостью в своей жизни. Но без этого шлепка нет первого вдоха, который кладет начало самостоятельному дыханию человека. Иногда боль жизни даёт нам толчок к жизни, хотя мы и стремимся избежать её… нет, не жизни, а боли… по ту сторону бетонной стены и колючей проволоки… Верую, Господи, помоги моему неверию…

Мы должны идти вперед размеренным, быстрым/медленным шагом, а не постоянно догонять то, что уже наполовину в прошлом. Не хотела бы я быть тем человеком, который всё время куда-то спешит, опаздывает. Загнанный, словно зверь на охоте. А ведь просто надо дышать. Не потому, что это жизненная необходимость, нет. А с восхищением: вдыхать кислород, набирать полные легкие и, на мгновение задержав его там, выдыхать. Ну не прекрасно ли? Очень важно научиться правильно дышать. Остановиться в дороге и просто подышать воздухом. А ведь загнанный зверь такого себе позволить не может…”  (Татьяна Дятлик, 2 марта 2014)

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar