Skip to content

Майдан! Mayday!

Майдан! Mayday! published on No Comments on Майдан! Mayday!

Многим исповедующим христианам в Украине сегодня болит. Болит сердце и воспаленный мозг от вопроса “Что дальше?” У некоторых, возможно, болит уже и тело от постоянного пребывания в эмоциональном напряжении (“психосоматика”). Составной частью моей боли является не только сам факт того, что что-то болит (чувство, ощущение), но духовная и эмоциональная реакция на саму боль. 

Боль – это одно из ощущений, которое создал Бог в нашем физическом и духовно-эмоциональном измерени. Боль – не причина, боль всегда есть следствие внутреннего или внешнего агрессивного влияния на тело или сердце человека. Следствием боли есть страдания человека, как физические, так и душевные. Елифаз Феманитянин, глядя на Иова, в своем монологе констатирует: “человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх” (Иов 5:7).

Люди имеют разный порог болевой чувствительности. Некоторые, испытывающие сильный приступ физической или эмоциональной боли, теряют сознание, или от болевого шока входят в состояние “комы”. Некоторые от боли кричат, впадают в истерику. Некоторые стараются стойко выдерживать боль, пытаясь остаться в сознании, пока идет работа врача над источником боли. Но есть и те, кто уже не чувствует физической и душевной боли и страданий – мертвые.

Поскольку мы – живые, и живем в падшем мире, мы не можем избежать боли. Она будет всегда, потому что в результате грехопадения мы, живя на Земле, подвержены физическим и душевным болезням. Даже став исповедующими последователями Христа, все равно продолжаем испытывать боль на всем пути освящения, когда Господь Своим Духом лечит нас от согрешений, преображая наш характер в Свой образ и подобие. Мы не можем избежать боли, живя в падшем мире. Но в нашей власти только наше отношение к своей и чужой (да, и чужой) боли; в нашей власти научиться принимать свою и чужую боль; в нашей власти научиться жить и справляться со своей и чужой болью посредством Божьей благодати и любви.

Исповедующие христиане, следящие за событиями в Украине, также испытывают духовно-эмоциональную боль, как реакцию на то, что происходит в стране. Сегодня не испытывать боль в отношении своего народа и страны может только жестокий равнодушный человек. Никакие мантры о том, что наше жительство на небесах, это не оправдают. Эти мантры вырваны из реальности Христа и апостолов, и применяются, чтобы оправдать свою бездеятельность, безучастие или равнодушие, или даже злорадство.

Христос не оставался равнодушным к тому, что происходило с Его народом – Израилем. Он проявлял участие к Нему: учил, наставлял, кормил, исцелял, воскрешал, защищал, прощал, страдал за народ, умер за народ, и воскрес за народ. Да, ради Своей славы. Но за людей, а не ради идеи! Он никогда не говорил, что является оппозицией религиозной или политической власти. Но Он знал и переживал боль Своего народа и язычников (“народов”), взял эту боль на Себя. Сама религиозная и политическая власть считала Его оппозиционером и врагом: Он противостоял греху, независимо от религиозных или политических воззрений народа, власти и священнослужителей.

Та же власть возвела Его на Крест. Только Бог, как Суверенный Творец и Архитектор истории, уже предвидел это, Сын был готов к этому, хотя и молил Отца в кровавом поту, чтобы чаша сия (чаша боли и страданий за другого, за представителя человеческой, а не Божественной, природы) миновала Его. Но чаша не миновала. Он Сам добровольно решил принять ее. Принял боль и страдания за жизнь мира. И Крест Христа стал тем инструментом в руках Творца, Которым Он сделал нас способными к новой искупленной жизни. Поэтому нет Иного Имени под небом, Которым надлежало бы нам спастись.

Автор Послания к Евреям говорит, что “мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха” (Евр 4:15). Он знает, что такое боль и страдания, как физические, так и духовно-эмоциональные. Значит Христос – живой, живой для нас сегодня, Который может сострадать нам в нашей боли, в боли Своих детей, в боли Своего Тела, потому что “надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, вождя спасения их совершил через страдания. (Евр 2:10).

Тело Христово, Церковь, живет среди народа. Оно не существует вне людей, искупленных Христом. Да, мы живем в светском обществе, тесно переплетены с ним родственными, юридическими, общественными, образовательными, и разными другими формами отношений. Мы уже не в мире сем, как граждане Неба, но еще и в мире сем, как жители Земли. Мы живем в двух Царствах одновременно. Поэтому боль, переживания и страдания за свой народ, среди которого мы живем и ходим, – это естественное состояние христианина. Не бичевание, не насилие над народом, а со-болезнование, со-страдание, со-переживание. Не нужно этого стыдиться; это признак того, что мы – живые, живые именно со Христом.

Сегодня некоторые христиане пытаются уйти в состояние “комы”, “потерять сознание”, не будучи способными идти “по духовным приборам” в тумане неопределенности после Революции Достоинства; абсолютно отключаются от всех текущих процессов на “Отчаянные домохозяйки” или “95-ый квартал”, или “Сваты”. Так на мозги легче, да и от греха подальше. Не приведи “некто”, поможешь кому-то, имеющему отношение к “язычникам” (Майдану, АТО), не оберешься проблем. Эти “коматозники” стараются обрести внутренний покой в духе не посредством уверенности в Божьей защите и благодати, в Божьем водительстве, наконец, а посредством абсолютного дистанциирования от мира сего, уходом в абсолютную внутреннюю эммиграцию: не хочу слышать новости… не хочу знать о современных вызовах, стоящих перед Церквовью… не хочу искать ответы… не хочу принимать решений под свою ответственность… верните все как было… пускай как-то все само собой образумится, без моего участия… все равно все плохо, все равно виновен Запад и те, кто против насилия и коррупции… У каждого желающего уйти в бессознательное состояние своя “кома”…

Другие в реакции на Майдан в агонии боли впадают в истерию: “в Украине к власти пришли фашизды и нацизды! и христиане, открыто выступающие против коррупции и насилия, тоже заодно с фашиздами и нациздами!” Суждение делается по эпизоду, по пазлу, а не по панораме или общей картине. Частное возводится в контекст, а контекст низводится в частный эпизод. Адвокаты дьявола, заправленные ураном тщеславия, не жалеют своих голосовых связок и креативной лжи в информационной войне.

Сегодня в Украине пытаются разрушить коррупционные стереотипы, которые сложились за время многолетнего грабежа страны, к которому мы привыкли, как верующие, изменяются “привычные” схемы решения вопросов. Да, иногда это кажется невозможным. Да, это происходит не так скоро и не так легко. Но ведь в противостоянии греху мы после десятков падений не отказываемся противостоять искушениям снова и снова, уповая на Божью благодать и прощение? Степень нашей реакции на происходящее показывает: чем меньше мы старались жить именно согласно Слову Божьему, тем выше будет у нас степень “истерии”. Потому что якорь был брошен не в глубокие воды Божественного Слова и водительства, Божественной Мудрости и доверия к Отцу, а в воды ванной ситуативной этики, которые быстро-быстро сливаются, и уже слышен характерный звук конца слива. Меньше доверия Богу – больше истерики. Ведь так хочется, чтобы именно я, или моя страна, или мой народ, или мой вождь с идеологией контролировали то, что происходит вокруг меня. “Будете, как боги…” до сих актуально, и деструктивно не только для личности, но и для империи, берущей на себя роль Элохима (“боги”).

Тем не менее, в Украине и в России есть немало исповедующих христиан, которые молятся, солят и светят, т.е. пытаются с Божьей мудростью определить, что конкретно сейчас болит у народа, и где конкретно болит, как и чем помочь, стараются стойко выдерживать эту боль вместе и рядом с народом, тихо постанывая с народом молитвами-воздыханиями неизреченными, пока идет работа Небесного Врача над источником боли, как в Церкви, так и у народа. Эти люди не дают израненному народу ложных надежд, потому что уповают на волю Бога. Но, в то же время, они готовы разобрать крышу, чтобы опустить расслабленного друга на носилках действенной молитвы и практических действий к ногам Иисуса. Эти люди осознают, что Майдан допустил Бог по Своей суверенной воле и спрашивают Его: Господи, что повелишь мне делать, чтобы исполнить волю Твою здесь и сейчас? Как мы можем служить Твоими свидетелями и в таких обстоятельствах, служа к миру Твоему, миру не показному, но настоящему?

Исповедующие христиане много лет молились о пробуждении Украины и России, чтобы украинский и российский народ снова испытал жажду в Боге, пробудился к Богоисканию. Потому что они понимают, что конечное решение в любой социальной, экономической или политической ситуации (инициировать или допустить) остается всегда за Богом. Потому что они осознают, что социальные и политические потрясения сегодня допустил Суверенный Правитель Вселенной, Архитектор истории, чтобы мы, как Его дети, проснулись от духовного сна, от гонки внутрицерковных программ и внутрицерковных служений и вышли на улицу за пределы наших общин вдохнуть свежий воздух Божьей весны, Божьего пробуждения, услышали пение небес, ощутили на коже своей души теплый согревающий луч солнца Божьей благодати…

Бог пробуждает духовную жажду украинского народа. Но чем мы, Его дети, напоим наш народ, если считаем, что они недостойны целительной Божьей воды, недостойны нашего рукопожатия, недостойны уважения? Горечью? Осуждением? Проклятиями? Призывами к разделению? Обзываниями “фашиздами” и “майданутыми”? Проклятиями или молитвами “на поражение” со стороны (некогда или все еще) братского народа?

Или Евангелием о Божьей спасающей благодати? Сопереживанием, соболезнованием, состраданием? Откуда у нас это – сострадать коррумпированному гонителю, не принимая во внимание ограбленного гонимого? Откуда это у нас – винить в гонениях и притеснениях не гонителя и притеснителя, не видеть допускающей руки Отца, а винить гонимого и притесненного? В век одержимости успехом весьма достойно быть на стороне могущественной структуры, властителя, империи, корпорации, гонящей, а не гонимой, чтобы чувствовать себя значимым и защищенным. И очень не модно быть частью и вместе с народом, вымученным, тоскующим по Небесам, желающим вырваться из рабства одержимых властью и бесами невежества, уставшим от боли. Немодно, ибо культ успеха и богатства…

Исповедующие христиане, зная свою боль за народ и зная боль народа, среди которого живут, понимают, что есть разница между призывами не подчиняться власти, и призывами подчиниться Богу независимо от того, при какой власти они живут. Седрах, Мисах и Авденаго не есть пример непослушания власти, они – пример послушания Богу, что Навуходоносор истолковал как непокорность его идолопоклонническим приказам и бросил “бунтарей” в огненную печь. Даннил не есть пример непослушания власти, он – пример послушания Богу, несмотря на идолопоклоннический закон Дария о том, чтобы обращать свои молитвы только к нему как к “богу”-царю. Истолковав повиновение Даниила Богу как неповиновение власти, царь бросает его во львиный ров… Давид не есть пример непослушания власти (царю Саулу), но пример послушания Богу (сложная многогранная личность и жизнь). Петр и апостолы, после того как Синедрион запретил им учить об Имени Христа, не есть пример непослушания Синедриону, но пример послушания Христу, что “должно повиноваться больше Богу, нежели человекам. (Деян 5:29)”. Хотя Синедрион истолковывал их послушание Христу как как противление своей власти. Чувствуете разницу в этих и многих других примерах? Именно исповедующие Яхве имели силу и смелость противостоять призывам одержимых властью и водимых бесами невежества, и провозглашать власть Бога.

Исповедующие христиане в контексте социальных и политических потрясений в Украине выбрали больше повиноваться Богу, называя черное черным, а белое – белым; грех грехом, а благословение – благословением, несмотря на повеления Навуходоносоров и Дариев. Эти верующие (да-да, они не святее первых и вторых) молились с народом в молитвенных палатках, на сценах Майдана и “майданов”, направляя людей к Богу. Они шли и идут с Евангелием, как капелланы, к военнослужащим. Эти люди раздавали Евангелия и свидетельствовали о мире со Христом и во Христе. Эти верующие сделали выбор, как Моисей, когда он осознал свое призвание, что он не сын фараона, он – сын Израиля: “захотел страдать с народом Божиим [Израилем], нежели иметь временное греховное наслаждение (Евр 11:25). Многие из этих верующих были в самые темные ночи и в самые безнадежные дни с народом на Майдане, в АТО, с переселенцами, служа солью и светом Христа, не брезгуя гражданской позицией народа.

Более того, в слове “Майдан! Майдан!” эти верующие смогли расслышать сигнал бедствия, вопль пробуждающегося украинского народа, тонущего в море боли и греха: “Mayday! Mayday!” И поспешили на помощь не только в Киеве, но и по всей Украине…

Сегодня нам важно избавиться от духовной и душевной фантомной боли. Бог через боль и страдания работает не только с украинским народом, но и с Церковью в Украине и в России, со Своими детьми, продолжая преображать их в Свой характер, образ и подобие. Фантомная боль – это ностальгия о прошлом, о прошлой “советской” кажущейся стабильности, о несостоявшемся “светлом будущем”. Гарантией этого будущего и мнимой безопасности была безбожная атеистическая власть и идеология. И мы, как дети Божьи, ностальгируем за “железным занавесом”, за сталинскими чистками, ГУЛАГами, переселением народов, и пр.? То, что Архитектор это допустил в нашей истории, не дает этой истории морального оправдания, не дает нам права ностальгировать за этим ложным чувством безопасности.

Мы ностальгируем, потому что знаем то, что уже состоялось в прошлом, и не знаем и неуверенны, что нас ждет в будущем. Но Бог через пророка Иеремию обращается и к нам: “Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит ГОСПОДЬ, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду (Иер 29:11)”. Чтобы дать нам будущее… Чтобы дать нам будущее… А не фантомную боль. Социальные и политические потрясения еще не раз поднимут волну протестов в нашей стране, да и в России тоже. И мое искреннее желание, чтобы мы не повторяли ошибок тех церковных лидеров, которые осуждали первых миссионеров внешней миссии. Они были достойны нашей духовной и молитвенной поддержки, они были достойны. Прошлого нам не изменить, но что мы будем делать сегодня и завтра? Будем ли мы свидетелями Христа, солью и светом не только среди народов, но и среди своего народа, в самых трагических и болезненных для украинского народа местах (что означает, на Майдане, в АТО, среди переселенцев из Крыма и Донбасса)? Или будем только искать оправдания узаконенному беззаконию? Способны ли мы ощутить и принять в себя не только одержимых властью и любящих господствовать, но и свой народ, бичуемый бесами невежества таких правителей?

Ведь приходя к Богу, вырываясь из греховной жизни, мы же не виним свое желание жить новой жизнью, без греха, когда встречаемся с трудностями, кажущимися непреодолимыми, когда даже рискуем жизнью, оставаясь верными Христу? Зная, что ожидает от нас Бог, если мы любим Его, мы остаемся верными Ему, несмотря на то, что в нашу жизнь иногда приходит и хаос, как нам кажется, из-за верности Ему. Лично в боли Майдана я слышу крик украинского народа “Mayday!” Слышу до сих пор. И знаю свою ответственность быть свидетелем Христа там, где боль, страдания, переживания, возможности принести Царство Божье, и возможности напоминать, что жизнь без греха и греховного возможна только через верность Ему, Царю, Архитектору Истории.

Кто-то видит и слышит фашиздов и нациздов на Майдане, а я вижу измученный за 400 лет украинский народ, язык, страну и национальность которого все еще не уважают, относятся к нему как к недоразвитому ребенку в цивилизационной семье. Я все еще слышу крик боли о помощи, который информационные рупоры насильственной идеологии (“можем повторить!”) пытаются заглушить, разрушая единство, разрушая территориальную целостность, назначая себя и свою нацию колыбелью христианских ценностей. Я все еще слышу крик боли о помощи: Майдан! Mayday! А что слышите вы? Каждый ответит перед Ним за себя, за то, что он слышал, и я в том числе. Ведь это не игра и не матрица, а реальная жизнь и смерть, боль и страдания…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar