Skip to content

Мы не “недочеловеки”

Мы не “недочеловеки” published on No Comments on Мы не “недочеловеки”

Для начала несколько цитат из творений Михаила Драгоманова “Чудацькі думки про українську національну справу” (1891) и “Листи на Наддніпрянську Україну” (1894). 

В нашій справі, коли ми поставимо думку, що національність є перше, головне діло, то ми або поженемося за марою, або станемо слугами того, що всилюється спинити поступ людський, і поставимо на риск, коли не згубу, й саму нашу національність. Коли ж ми станемо при думці, що головне діло — поступ людини й громади, поступ політичний, соціальний і культурний, а національність є тільки ґрунт, форма та спосіб, тоді ми певні, що послужимо добробутові й просвіті нашого народу, а вкупі з тим і його національності…

Ми не можемо шукати собі провідних думок для громадської праці культурної, політичної і соціальної в почуттях і інтересах національних, бо інакше ми б заплутались в усяких суб’єктивностях, в лісі історичних традицій і т. д. Ми шукаємо таких провідних і контрольних думок в наукових виводах і інтересах інтернаціональних, вселюдських…

Нічого багато говорити об тім, що навіть свідома національна незалежність без певної просвіти не дасть ні лібералізму, ні демократії…

Сама по собі думка про національність не може довести людей до волі й правди для всіх і навіть не може дати ради для впорядковання навіть державних справ…

Треба шукати всесвітньої правди, котра б була спільною всім національностям.

В последнее время в украинском сегменте Сети гуляют псевдо-исторические исследования различного качества и направленности, но имеющие одну и ту же конечную цель: показать, убедить, что русской нации, как таковой, никогда и не было. В качестве доказательств приводятся манипуляции-интерпретации различных исторических данных: от теории общенационального инцеста (в период до отмены крепостного права) до теории кровосмешения с татаро-монгольским генетическим деревом от Байкала до Питера. Ну, и прочие, мягко говоря, “не-от-большого-ума-теории”.

Подобные лже-исследования гуляют в российском сегменте Сети в отношении и украинской нации. Т. е. якобы не существует никакой украинской нации, никакого украинского языка, поскольку это все девиации от какой-то более великой нации или более великаго языка. Некоторые даже утверждают, что украинский язык — это просто промежуточная стадия развития русскаго языка; русский язык развивался, считают они, а украинский насаждался насильственно. Эти теории тоже “не-от-большого-ума”.

В обоих случаях мотивацией служит не столько желание найти и восстановить исторические этапы естественного формирования наций и народов (в том числе, русского и украинского), сколько доказать уникальность происхождения своей нации (от Адама и Евы, или Ноя, или даже вплоть до внеземного источника) и бесперспективность существования и развития другой нации (вымирающий вид, этнический тупик, и пр.). На эти лже-исследования попадаются как на крючек лже-патриоты обеих стран, для которых патриотизм состоит не в развитии своей страны, а в агрессии и аннексии соседней страны.

Этнография и этногенез русских и украинцев — это сложнейший предмет исследования. Эндоэтнонимы (как мы называем сами себя) и экзоэтнонимы (как нас называют другие народы) — еще более сложная история. Здесь нужна не просто “теория происхождения”, но максимально объективные исследования в области славянской археологии, языкознания, антропологии, этнографии, геногеографии и пр.

Но насколько возможно такое объективное исследование, если наша мотивация — доказать свою исключительность и человеческий облик, и ущербность и недочеловечность другого? Лже-исследования и лже-результаты в этой области неизбежно приведут и русских и украинских “исследователей” к идее недочеловека, которая, в свою очередь, привела к идее чистой арийской рассы (взяв на вооружение идеи Лотропа Стоддарда о подчеловеке).

Недочеловек — это биологически на первый взгляд полностью идентичное человеку создание природы с руками, ногами, своего рода мозгами, глазами и ртом. Но это совсем иное, ужасное создание. Это лишь подобие человека, с человекоподобными чертами лица, находящееся в духовном отношении гораздо ниже, чем зверь. В душе этих людей царит жестокий хаос диких необузданных страстей, неограниченное стремление к разрушению, примитивная зависть, самая неприкрытая подлость. Одним словом, недочеловек. Итак, не всё то, что имеет человеческий облик, равно. Горе тому, кто забывает об этом. Помните об этом.

(Брошюра “Недочеловек”,
изданная в 1942 г. массовым тиражем по распоряжению Генриха Гиммлера).

Украинцы и русские из числа радикальных националистов (подчеркиваю: радикальных)

  • воспевают свой исключительный национальный дух,
  • восхваляют свое чистое исключительное историческое происхождение,
  • возвеличивают свои “исконно” (но с какого, скажите, конкретно века начинается исконность?) украинские и/или русские земли,
  • превозносят историческую роль именно своей нации,
  • оскорбляют различными эпитетами другую, и считают её виновником своих бед, и пр.

Радикалы-русские винят украинскую нацию в развале господства “великого и могучего”, в невозможности завершить “собирание земель под купол”. Но как же определить исторические границы для собирания земель? Тем, что насильно завоевали, убивая и насилуя других? Или тем, что было отобрано насильно и подарено другим? И с какого именно века начинать отсчет? К русским радикалам у меня тут вопрос — согласны ли вы с утверждением, что было время в истории человеческой цивилизации, когда такой нации как “русская” не существовало, такого языка как “русский” не существовало, такой страны как “Россия” не существовало?

Это мировоззрение “купола” и “собирания земель” не ново. Самую рабочую и эффективную (чудовищно-разрушительную впоследствии) программу сформулировал ещё в 1921 г. идейный теоретик национал-социалистической немецкой рабочей партии Альфред Розенберг. Ещё живы ныне свидетели того, как обрушился этот нацистский “купол” в 1945 г. и сколько десятков миллионов людей похоронил под своими железо-бетонными идеологическими обломками. Хотя для определённой нации это звучало красиво и вдохновляюще, целеустремляюще в течение десятков лет.

К сожалению, многие последователи нацизма так и не увидели прямой взаимосвязи между своей идейной поддержкой собирания немецких племен в один немецкий, расово чистый, народ “под купол” и между уничтожением миллионов людей в лагерях смерти во имя чистоты национального духа и самой нации. Как и сегодня так называемые «86%» не видят взаимосвязи между идейной поддержкой “Русского мира” и “Русской весны” и тем, что происходило в Чечне, Абхазии, Осетии, Приднестровье, Крыму, а теперь происходит и на Донбассе.

Радикалы-украинцы, в свою очередь, винят русскую нацию и русский империализм в невозможности достичь реальной независимости от “старшего брата”, о которой мечтали веками. Но в том, что мы воруем и разрушаем коррупцией свою страну разве виноваты русские? Разве русские заставляют копать янтарь на Полесье, уничтожая экологию? Разве русские в Парламенте переходят как “особь-легкого-поведения” из партии в партию за деньги, из фракции во фракцию, где больше заплатят? Разве русские профессоры берут у наших студентов мзду за экзамены в Киеве, Ровно, Львове, Тернополе, Ивано-Франковске, Ужгороде, Луцке и др. украинских городах? Разве русские заставляют наших студентов скачивать из Интернета рефераты, курсовые и дипломные работы, заказывать магистерские и докторские диссертации у копирайтеров? Список можно продолжать.

Нацистские аккорды и крещендо для меня звучат в подобных (думаю, заказных) исследованиях: как в среде русских, так и, все чаще, в среде украинских радикальных националистов (повторюсь: радикальных). Вспомните основные положения о чистоте расы и нации, и насколько тесно они вплетены в подобные современные научные статьи и труды о якобы исключительном происхождении украинской или же русской нации, как по методологической “матрице”:

  • вера в превосходство (по самым различным причинам) своей нации над другой с исключительным правом определять причинно-следственную связь этого превосходства,
  • вера в чистоту и исключительность происхождения своей нации или расы по сравнению с другими,
  • вера в превосходство культуро-образующей титульной нации, как принадлежащей к цивилизации высшего уровня с правом господства над малыми народами, которые определяются как принадлежащие к цивилизации низшего уровня,
  • вера в необходимость насильственного сохранения и защиты чистоты своей нации и национального духа, и собирания племен и земель под единый “купол”.

Лично я, как христианин, отношусь к подобным исследованиям и доказательствам, как в отношении русской, так и в отношении украинской нации, категорически скептически, потому что Господня земля и нации и языки, которые наполняют её. Рано или поздно все исторические доказательства о несостоятельности одной и состоятельности другой нации и языка приведут нас к ксенофобии и дискриминации по национальному признаку, а потом к разработке концепции господства национального духа и механизмов внедрения защиты чистоты нации. И весьма возможно, что между Азовским, Черным и Каспийским морем образуется Славянское море, но состоящее из крови русских и украинцев, верящих каждый в исключительность своей нации и языка, своего происхождения, и убежденных в праве убивать друг друга за идею именно своей исключительности.

Мы преображаемся в образ и подобие того, кому или чему мы поклоняемся. Вера в исключительность происхождения своей нации и языка, вера в право культуро-образующей титульной нации господствовать над другими нациями и расами, над их природными и интеллектуальными ресурсами, определяя для них сущность добра и зла, и их место в “биологической цепочке” рас и наций, исторически приводила, а также снова и снова приводит человечество к братоубийственным войнам. Братоубийственным — потому что мы перестаем считать своего брата человеком, и определяем его сущность как недочеловека, подчеловека. Вадим Межуев, между прочим, славянофил, в заключение своего доклада “Россия и Европа: возможен ли диалог?” пишет (это, кстати, касается и Украины):

Не в Европу надо стремиться России и не противопоставлять себя ей, а в цивилизацию, которая базируется на общих с Европой и, возможно, и для всего человечества, основаниях. Не французами, англичанами или американцами должны стать русские, а теми, кто, оставаясь самими собой, могут жить вместе со всем цивилизованным человечеством, говорить на общем и понятном для них всех языке.

Об этом и следует вести диалог в первую очередь. Не о том, что разделяет, а что может объединить. И не только Россию с Европой, но весь мир. В любом случае речь должна идти не о врастании России в Европу, а об их взаимном вхождении в цивилизацию, способную объединить человечество в планетарном масштабе, освободить его от остатков варварства, сталкивающего народы в непримиримой борьбе друг с другом. Только сознавая свою прямую причастность не только к собственной судьбе, но и к судьбе всего человечества, к судьбе цивилизации, все более обретающей универсальный характер, Россия сохранит себя в качестве самостоятельного и неповторимого в своей самобытности исторического субъекта.

(«Проблемы российского самосознания», Всероссийская конф. (2006; Москва–Орел). 1-я Всероссийская конфе­ренция «Проблемы российского самосознания», 26–28 окт. 2006 г. / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Редкол.: М.Н.Громов и др. – М.: ИФРАН, 2007. – 230 с.)

Смирение своей расовой и национальной гордыни перед Христом приводит детей Божьих к тому, что национальные признаки человека преодолеваются и созидают, а не разрушают многообразное богатство Тела Христова, состоящего не из одной нации и языка, а из всех племен, наций и языков. Национальные и языковые признаки во Христе служат к благословению друг друга сильными сторонами и к прославлению Творца, а не к воспалению межнациональной ненависти и резни, а не к хуле на Архитектора истории, наций и языков. Семен Франк в своем письме к Георгию Федотову писал:

Дорогой Георгий Петрович, прочитав Вашу последнюю статью “Народ и власть”, я хотел сразу же написать Вам, чтобы выразить Вам мое глубокое удовлетворение и восхищение… Замечательно у русских, как склонность к порицанию порядков на родине всегда сочеталась и доселе сочетается с какой-то мистической национальной самовлюбленностью. Русский национализм отличается от естественных национализмов европейских народов именно тем, что проникнут фальшивой религиозной восторженностью и именно этим особенно гибелен. “Славянофильство” есть в этом смысле органическое и, по-видимому, неизменное нравственное заболевание русского духа (особенно усилившееся в эмиграции)… Характерно, что Вл. Соловьев в своей борьбе с этой национальной самовлюбленностью не имел ни одного последователя. Все, на кого он имел в других отношениях влияние — и Булгаков, и Бердяев, и Блок — свернули на удобную дорожку национальной самовлюбленности. Бердяева это прямо погубило… Его “Русская идея” оставляет впечатление, что христианство есть плод русского духа…

(Франк С.Л. Русское мировоззрение. СПб., 1996. С. 99)

Во Христе национальные и языковые признаки преодолеваются. Предолеваются не за счет унижения или превозношения языка и национальности друг друга, но за счет уважения, изучения, взаимоотношений и взаимодействия друг с другом. Один национальный признак или один национальный язык не может господствовать в Теле Христовом и над различными Его частями. Именно здесь хочется вспомнить Георгия Флоровского, который, рассуждая в статье “Национализм и патриотизм” (1921 г.) писал об истинном, творческом, этическом, и ложном, антропологическом национализме следующее:

Истинным явится тот национализм, который синтезирует моменты творчества и служения высшим, абсолютным ценностям, и именно поэтому обопрется принципиально на личность. И тусклым антиподом будет ему ложный национализм, утверждающийся на традиции и на субъективных симпатиях и имеющий в силу этого четко выкристаллизованную программу.

… И можно рискнуть на парадоксальное сравнение: «Отечество» — вот знамя ложного национализма, «страна отцов», как совокупность отстоявшихся достижений, дедовских преданий, исторической традиции. «Земля детей» — вот символ, истинного, творческого национализма.

Но Христос и не призывает нас отрекаться от своей национальности и языка. Национальные и языковые признаки, как часть нашей человечности с ее индивидуальными особенностями и способностями, во Христе служат для конструирования детьми Божьими в отношениях любви Высшей Конструкции — Единой Соборной Христовой Церкви, где цвет твоей кожи и разрез глаз, твоя национальность и твой язык не определяют твоего отношения к другому; где мы не пытаемся заставить говорить друг друга на каком-то одном языке, где мы не корректируем разрез глаз, где не изменяем цвет кожи, где не отрекаемся от своей нации, национальных признаков.

Во Христе нет ни черного, ни белого, ни еврея, ни грека, ни русского, ни украинца, ни мужчины, ни женщины не потому, что мы отреклись от своей расы, национальности и языка, или гендера, а потому что наше отношение друг ко другу отныне основывается не на национальных и языковых признаках, не на гендерных различиях, а на любви Христовой, доказанной Ним на Кресте: ради черного и белого, ради еврея и грека, ради русского и украинца, ради мужчины и женщины.. Господня земля, и нации и языки, мужчины и женщины, которые наполняют её…

Для человека национальность –
И не заслуга, и не вина.
Если в стране утверждают иначе,
Значит, несчастная эта страна…

(1992 г., Роберт Рождественский)

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar