Skip to content

Национальное не грешнее и не святее гендерного

Национальное не грешнее и не святее гендерного published on No Comments on Национальное не грешнее и не святее гендерного

О земном, национальном и гендерном… Во Христе не нужно отрекаться от своей национальности и от своего народа. Во Христе национальное не отвергается, а преодолевается. Я остаюсь украинцем, ты – россиянином. Я остаюсь язычником, ты – евреем. Я и ты облеклись во Христа, не отрекшись, а преодолев национальное. 

“Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники” (Гал 3:26-29).

Я остаюсь мужчиной, ты – женщиной. И я, и ты облеклись во Христа, не отрекшись, а преодолев гендер. Если я, мужчина, перестану быть мужчиной, а ты, женщина, перестанешь быть женщиной, у нас не будет семьи, потому что не будет гендерного единства, которое в браке возможно исключительно при разнице гендера. В противном случае, это будет не брак, а “блудливая Калифорния”.

Таким же образом и единство национальностей во Христе возможно не тогда, когда украинец и россиянин отрекаются от своей национальности, становясь безнациональным христианином, а когда во Христе преодолевают национальное. Соборность Церкви как раз созидается по принципу преодоления национального, а не отречения от национального. Поэтому страшнее всего – не просто религия, и не просто национализм, а именно религиозный “мессианский” национализм, узурпирующий право определять иерархию и “каноничность” национальностей в соборности Церкви. Не нация есть колыбель соборности Церкви, не Третий или Пятый Рим. Колыбель соборности Церкви – ты и я, облекшиеся во Христа, и имеющие единство во Христе и Его ценностях, как Его друзья и братья, несмотря на то, что ты – русский, а я – украинец.

Я, мужчина, да возлюблю свою супругу, как и Христос возлюбил Церковь, и да обращаюсь с ней, как с хрупким сосудом, заботясь о наполнении сосуда в смысле удовлетворения ее духовно-эмоциональных и физических потребностей, и защищая ее от разбитости; в том числе, помогая ей сохранять и подчеркивать её привлекательную для меня женственность. Моя супруга да возлюбит меня, своего мужа, с уважением ко мне в том смысле, чтобы уважать мою ответственность за нее, возложенную на меня Христом: потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, Который заботится о ней, удовлетворяет все ее потребности и защищает ее.

Мы одно во Христе не потому, что перестали быть мужчиной и женщиной, но потому что исключительно во Христе я обретаю ту человечность, которая есть в дизайне Божьем. Исключительно во Христе я обретаю ту мужскую сущность, которая есть в дизайне Божьем. И эта истинно мужская сущность помогает мне восторгаться той женщиной, со стыдливым взглядом под белоснежной фатой которую Бог мне подарил. Исключительно во Христе женщина обретает свою настоящую женскую сущность, которая есть в дизайне Божьем. И эта истинно женская сущность помогает женщине-христианке, которая сказала свое святое “Да!” восторгаться мною, своим мужчиной, полюбившим ее с первого взгляда в 15 лет. Я люблю ее за то, что она истинно женщина и женственна; она любит меня за то, что я мужчина, способный по Божьей благодати и милости заботиться о ней, жить с ней, стареть с ней, и умереть вместе с ней — не раньше и не позже ее). И это истинно мужское и истинно женское во Христе сливаются в своей истинной разности в истинное единое, как финальный, с кимвалами, аккорд любви: такие разные, но настолько едины во Христе и через Христа!

Мы одно во Христе не потому, что перестали быть язычниками и евреями. Бог призывает нас отрекаться от греха и греховного, и предупреждает, чтобы мы не отрекались от Христа. Но Он нигде не призывает нас отрекаться от национального как от греховного, ни язычника, ни еврея. Национальное не грешнее и не святее гендерного. Еврей во Христе смотрит на грека и варвара, как на брата во Христе, уважая его национальное, облеченное во Христа и подчиненное Христу. Язычник во Христе смотрит на еврея не через глазок газовой камеры или прицел пулемета в качестве члена расстрельной команды. Но уважает еврея и национальное еврейское, потому что во Христе язычник — семя Авраамово и по обетованию наследник. Единство между язычником и евреем, между греком и варваром не в том, что они отрекаются от национального, но в том, что национальное они подчиняют Христу и сами облекаются во Христа и Его ценности.

Мы одно во Христе не потому, что перестали быть украинцами и русскими. Мы одно во Христе потому, что облеклись во Христа, преодолев национальное, а не отрекшись от него, и относясь друг к другу как к родному брату или родной сестре по Крови Иисуса Христа. Ты остаешься женщиной, я — мужчиной. Ты остаешься евреем, я — язычником. Ты остаешься русским, я — украинцем. Не потому что ты и я отреклись от гендера или национального, а потому что в своем отношении к другому мы ставим за основу ценности Христа, а не мужское vs женское, языческое vs еврейское, или русское vs украинское. Поэтому не нужно отрекаться от своей национальности, не нужно испытывать ложный стыд и ложное чувство вины, как за свою национальность, так и за свой гендер.

Мое мужское и мое украинское все более и более облекается во Христа, и все более и более подчиняется Его ценностям, дабы стать мне истинным во Христе мужчиной, и истинным во Христе украинцем, способным именно свою жизнь положить ради Христа за другого: за женщину и за русского (в моем контексте). И да сохранит меня Господь от того, чтобы положить жизнь женщины и русского за себя или вместо себя.

Иоанн взглянул, “и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!” (Откр 7:9-10).

Иоанну были показаны и мы с вами, дети Божьи, рожденные от Духа Божья, сохранившие свою национальную идентичность, — язычники и евреи, украинцы и русские, — но преодолевшие ее в отношениях друг с другом ради мира, ради ценностей Христа. Мы еще здесь, на Земле, как нации, хотя и в состоянии войны. Но мы, Его дети, уже и там, с Агнцем, в состоянии мира: поклоняемся Ему, славим Его, служим Ему…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar