Skip to content

От берега отчаяния к берегу надежды…

От берега отчаяния к берегу надежды… published on No Comments on От берега отчаяния к берегу надежды…

Я стремлюсь к святости, хотя и не каждый день выходит добавить в своих мыслях, словах, действиях, отношении хотя бы один духовный миллиметр святости. Но я стремлюсь… Откровенно говоря, я согрешаю каждый день. Каждый вечер, ложась спать, анализируя свой день, мысли, слова, действия, отношение, я нахожу согрешения, несовершенства. Не помню в своей жизни дня, чтобы я мог прожить его с утра до вечера, и чтобы моя совесть и Дух Святой не указали мне на мои согрешения. Даже во взгляде физическими глазами. Даже в вопросе распределения времени, до часа, до минуты, до секунды. Даже в качестве мыслей, отношений, телефонных разговоров, работы, и пр. Господи, как не помыслить, не сказать, не сделать, не посмотреть дурно и с ненавистью? И, в то же время, помыслить, сказать, сделать, посмотреть благодатно, будучи свидетелем Твоего прощения независимо от степени преступления?

Каждое утро просыпаешься праведником (если только не снились кошмары и прочее), и каждый вечер ощущаешь, что твоя праведность — как после чистки хлева с пятью коровами в дождливый холодный ноябрьский день на забытом всеми социальными службами хуторе. “Все мы сделались — как нечистый, и вся праведность наша — как запачканная одежда; и все мы поблекли, как лист, и беззакония наши, как ветер, уносят нас”, безмолвно кричу я к Богу вместе с пророком Исаией. Уж какими праведными были книжники и фарисеи в глазах народа (да и в своих не меньше), но Христос говорит тому же народу и Своим ученикам: “если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное”.

И все же я стараюсь не разочаровываться собой и стремлюсь к святости Христа. Каждое утро, просыпаясь, благодарю Его за то, что милость и благодать обновились, и снова стремлюсь к святости. Падаю, спотыкаюсь, захлебываю греховную болотную тину, стараюсь подняться.. И снова стремлюсь к святости…

Но в стремлении к святости и в погоне за святостью, чистотой и праведностью я не хочу освятиться, очиститься и оправдаться сам по себе до такой степени, чтобы перестать нуждаться в Его святости, в Его чистоте, в Его праведности, которые даются через доверие Ему.., в которые Он облекает меня, как в Свою одежду. Нужен ли Христос человеку, который сам оказался способен преодолеть свою греховную природу и присутствие греха в мире до такой степени, что сам, без Него, освятился, очистился и оправдался в Его глазах? Если человек все правильно делает, все правильно мыслит и все правильно говорит, то зачем ему Христос? Зачем мне Христос?

Святость, чистота и праведность Христа вменяются не святому, не чистому, и не праведнику, но грешнику, который искренне доверяет Ему. Человек, сам достигший святости, чистоты и праведности в своих мыслях, мотивах, словах, поступках, отношении и пр., во Христе не нуждается. А если и нуждается, то только для валидации или аккредитации своей праведности. Зачем человеку, который достиг святости, вменять святость Христа? Зачем Христу облекать меня в Свою праведность и святость, если я и сам себе могу соткать святость и праведность через духовный ресайклинг и самосовершенствование?

Доверяющий Христу уже освобожден от власти греха: силою Христовою он способен и может противостоять искушению и желанию согрешить. Тем не менее, мы все же живём в падшем и насквозь пропитанном грехом мире, который раздражает и постоянно утилизирует нашу греховную природу. Как дети Божьи, мы уже не грешим, т. е. не живём греховным образом жизни, как гадаринские свиньи. Но каждый день этот греховный мир продолжает заливать нас своею грязью, как автомобили, окатывающие прохожего волнами сточных вод в дождливые дни: наши мотивы, наше сердце, наш разум, наш язык.

Мы согрешаем. Чаще или реже, но согрешаем. Об этом много пишет Иоанн в своем Первом послании: почему согрешаем? что делать после согрешения? как удерживаться от греха? И до самой своей смерти мы будем согрешать, если не в поступках, то в словах, если не в словах, то в мотивах, если не в мотивах, то в мыслях, если не в осознанных, то в неосознанных. Кто из нас сможет с уверенностью заявить, что прожил день, лег спать, и констатировал факт, что ни разу ни в чем не согрешил? Что прожил день чисто, свято и праведно во всем? Кто из нас может сказать Христу поздним вечером, лежа с молитвой на своей постели, что “даже в самых своих сокровенных мыслях, Господь, я не согрешил сегодня против Тебя”? Кто из нас может сказать, что в процессе работы над собой в течение сегодняшнего дня достиг удовлетворительных для Христа, а не для себя, успехов в своей святости, чистоте и праведности?

Я не могу этого сказать. Если бы я это сказал, это было бы богохульство. Поэтому я не хочу быть святым, чистым и праведным сам по себе, без Христа. Именно эта, так называемая, святость, чистота и праведность без отношений с Законодателем искала убить Мессию, арестовала Его в Гефсиманском саду, пытала Его в претории, издевалась над Ним по дороге на Голгофу, распинала на Кресте и насмехалась, когда Он с воплем спрашивал Своего Отца, зачем Тот оставил Его, не поверила в Его воскресение, заплатив охране, чтобы она говорила ложь о Его воскресении, гнала Его Церковь, убила Стефана и Иакова, а позже и многих других…

Ничто так не ввергает в пучину греха и отчаяния, как праведность без доверия Христу. Ничто так не ожесточает сердце человека в отношениях с другим, как чистота и святость без доверия Христу… Я знаю, я уверен и я осознаю, что абсолютно ничего и никогда на Земле не помыслю, не скажу и не сделаю идеально — абсолютно свято, абсолютно чисто и абсолютно праведно, как бы к этому ни стремился, сколько бы за это ни заплатил. Не смогу, потому что живу все в том же падшем и греховном мире, в мире, который затоплен водами и грязью греха.

Но в этом мире, как Его дитя, я уповаю на Него, на Его святость, чистоту и праведность. Я твердо надеюсь, я жду с уверенностью, я чаю, я не смущаюсь, я ожидаю осуществления, я всецело полагаюсь, я вверяю себя Ему. В этом мире, как Его дитя, я страстно стремлюсь, чтобы снова и снова переживать осознание того, что Он вменяет мне Свою святость, чистоту и праведность. Он приписывает их мне, Он распространяет их на меня, Он в Своих глазах признает меня святым, чистым и праведным, когда я доверяю ему всего себя, открываю перед Ним всю глубину своей греховности, свое дно.

Не потому что я уже такой фактически, а потому что Он такой, Тот, Который облекает меня в Свою святость, чистоту и праведность. Он опоясывает меня, окружает, одевает, окутывает, охватывает, покрывает меня Своей святостью, чистотой и праведностью. Они принадлежат Ему, как Источнику. Я становлюсь их совладельцем с Ним, потому что Он хочет разделить со мною Свою святость, чистоту и праведность в то время, когда я живу в падшем мире. Потому что именно в этом греховном мире я нуждаюсь в них, здесь и сейчас, а не когда-то где-то там… Я не могу обладать ими сам, без Него. Я не могу быть их источником, потому что я оставил их в Эдемском саду, оставив Его. Но Он предлагает Свою святость, чистоту и праведность мне, потому что хочет, чтобы моя человечность раскрылась полностью так, каким Он меня сотворил и так, как Он хочет действовать через меня.

Он желает преображать меня все больше и больше в Свой характер, чтобы я все чаще мыслил о мире и другом, как Он, все чаще испытывал те же мотивы, что и Он, все чаще говорил миру и другому о Его любви, все чаще поступал в этом мире, как Он. Он любящий Отец, Который бежит навстречу блудному сыну, не упрекая его, но празднуя вместе с ним его возвращение, и даря ему свою одежду. Даря одежду, которая пропитана запахом такого родного и забытого дома…

Уповая на Его вменяемую святость, чистоту и праведность, сбрасывая с себя свою самозванную святость, чистоту и праведность, и одеваясь в Его истинную святость, чистоту и праведность, я выбираю продолжать идти вперед, мыслить и творить, пусть даже и с ошибками, семь раз падая и спотыкаясь, но все же вставая. Я не хочу пребывать в состоянии безмыслия и безделия, лишь бы не ошибиться и не согрешить, сохраняя свою самозванную праведность.

Мысля и творя, даже с ошибками, я свят, чист и праведен в Его глазах не потому, что освятился, очистился и оправдался своими мыслями, словами, мотивами и поступками. Но исключительно потому, что Он обнял меня Своею святостью, чистотой и праведностью. Он воспитывает меня, как Своего сына, чтобы все более и более преображать в Свой образ и подобие, чтобы все больше и больше жить во мне и через меня для славы Своего имени, а не моего, чтобы все больше и шире именно Его святость, Его чистота, Его праведность благоухала во мне и через меня, а не моя вонючая, как болото, из самых мрачных глубин моего душевного дна…

В те бессонные мучительные ночи, когда я думаю о своей святости и праведности, сравнивая себя со Христовыми ожиданиями в отношении меня, когда я думаю о том, хватит ли у меня, живя в этом падшем мире, доверия Христу в отношении того, где буду проводить вечность… В те самые ночи я нахожу утешение в том, что мой Отец — велик, что Он — Господь превыше всех богов, что Он “творит все, что хочет, на небесах и на земле, на морях и во всех безднах, возводит облака от края земли, творит молнии при дожде, изводит ветер из хранилищ Своих”. Значит Он знает, что происходит, почему и зачем. Необходимо только крепче держаться за Его сильную Отцовскую руку, доверяя Ему каждый день, час, минуту, секунду…

Я нахожу утешение в том, что мой Старший Брат и Друг Иешуа, Единородный Сын моего Отца, умер за меня, чтобы покрыть Своей кровью мои грехи, дать мне Свое прощение, снять с меня мертвенно-серо-синий греховный халат, и облечь в Свой белоснежный саван, который отныне символизирует смерть для власти греха, а также и воскресение, новое рождение в семью Отца. Мой Старший Брат и Друг — властелин всех колец власти всех миров, которые составляют Его Царство.

Я нахожу утешение в том, что Его Дух каждый день пробивается ко мне сквозь смрадные запахи земного хлева, чтобы наполнить меня Своим благоуханием, Своею благодатью и Своею силою для каждого нового дня. Никакая 100%-ая отдача своего тела и души на сожжение в служении не наполнит сердце и разум любовью так, как Дух-Утешитель. Если я не исполняюсь Духом Святым и Его любовью, моя правая жизнь за правое дело превращается в звон ведра из нержавейки, которое используют для дойки коров. Без исполнения Духом Святым человек наполняется духом и рожками иных идеологических міров, облачаясь в праведность свою и отвергаясь истинной вменяемой праведности Христа, которая преображает наш характер в Его образ и подобие.

Я нахожу утешение в том, что вместе со своим пра-дедушкой Давидом напоминаю себе, что блажен человек, которому Бог вменяет праведность независимо от дел. Вместе с тринадцатым Апостолом своего Старшего Брата и Друга Иешуа я радостно воздыхаю, что блажен, потому что мои беззакония прощены и мои грехи покрыты, и Господь не вменит мне греха. Уж Шауль-то познал настоящую силу прощения и праведности Божьей, приобретя практический опыт праведности первосвященников, книжников и фарисеев: “обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности — гонитель Церкви Божией, по правде законной — непорочный.”

Прости, Господи, что, не до конца разумея праведности Христа и усиливаясь жить собственной праведностью, так часто забываю о праведности Твоей, Которою Ты хочешь облечь мои мысли, мои слова, мои дела и мое отношение к другому, чтобы преобразить мой характер в Твой образ и подобие… Защити Своею праведностью и прощением, Иисусе Христе, мой разум и мысли от нечистоты… Прости, что ту прекрасную жизнь, которую Ты нам даришь, мы так часто превращаем в смрадный хлев… Но даже и в нем Ты кормишь нас молоком Своей благодати…

Именно поэтому я жажду быть одетым в Его святость, чистоту и праведность. Ибо без Него они несут дыхание смерти, а не жизни, отблеск мрака, а не света, они убивают, а не воскрешают, они вгоняют в самоубийственную депрессию, а не мотивируют к жизнерадостности, направляют к убийству или самоубийству, пускай даже в мыслях, а не к радостной жизни со Христом и друг с другом. Святость без Христа – это вершина и кульминация вопиющего недоказуемого на земле лицемерия. Чистота без Христа – это пустой безжизненный гроб с давно сгнившими и высохшими костями. Праведность без Христа – убийственна в своем высокомерии и гордыне… Вот почему я вместе с Шаулем стремлюсь «найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая через веру во Христа, с праведностью от Бога по вере» (Фил 3:9)… Да приидет Царствие Твое… Ей, гряди, Господи Иисусе… Верую, Господи, помоги моему неверию…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar