Skip to content

Синдром старших братьев

Синдром старших братьев published on No Comments on Синдром старших братьев

Первым старшим братом, который убил своего младшего брата Авеля, был Каин. Убил из зависти. Поскольку я старший брат в семье из одиннадцати детей, а также один из 5-6 старших по возрасту братьев в нашей церкви, то очень часто задаюсь вопросом о том, что значит быть старшим братом, как родным, так и по Духу. Несколько раз в юности и молодости я испытывал на себе последствия синдрома старших братьев, когда тебя духовно унижают и оскорбляют, неосознанно пытаясь деконструировать твою личность и превратить ее в бессознательное духовное коллективное определенной культурно-богословской традиции. 

Я не о той ситуации, когда старший брат воспитывает меня заслуженно и по делу. За многих таких старших братьев я весьма благодарен Богу, что Он формировал меня посредством их отношений со мной. Да, некоторые темы были неприятными для меня. Да, с некоторыми у меня были конфликты. Да, у меня были проблемы и мне было сложно в отдельных случаях возвращаться и просить прощения у старших братьев, восстанавливать с ними отношения. Эти старшие братья служили и до сих пор служат для меня благословением.

Но есть иная категория старших братьев в нашей жизни, а именно те, которые

  • берут на себя роль Бога, стремясь к всевластию в окружающей их действительности,
  • отождествляют свой духовный дар (подарок от Бога) с непогрешимым гласом Божьим, не уважая духовный дар (тоже подарок от Бога) и призвание других детей Божьих,
  • не уважают другого человека как личность, право человека на рост и на ошибку, поскольку их больше интересует не твое развитие, как личности, а погрешности, которые ты совершил или можешь совершить,
  • как правило, с их уст не сходит фраза: “духовный судит обо всем, а о нем судить никто не может”; и естественно, что духовный, в таком случае, не вы; более того, вы не имеете права судить о духовности именно такого старшего брата.

Да, молодые люди действительно приносят с собой в поместные общины много головной и зубной боли для старшего поколения: и поют не то и не так, и сидят не так благоговейно, как подобало бы, и одеваются не так, и пирсинг с татуировками делают, и кольца с цепочками носят, и встречаются (dating) не так, и служат Богу не так, как принято, и даже говорят на непонятном сленге, и смеют высказывать свое мнение словесно и невербально не так, как подобает, и на жизнь верующих в Советском Союзе смотрят не так, и наши канонические песни из “Песнь возрождения” давно забыли. Все, что бы ни делали, о чем бы ни думали или о чем бы ни говорили молодые люди — все не так. Не так потому, что наш опыт — опыт старших братьев — каноничен, а их опыт — опыт младших братьев — второканоничен…

Старшему брату или сестре с таким мировоззрением очень сложно, присутствуя на богослужении, сконцентрироваться на поклонении Богу и на богодухновенной проповеди из-за присутствия в церкви таких молодых особей (“как же они распущены и неуправляемы!”), разрушающих нашу церковную традиционную историческую идентичность. Старшему брату или сестре с таким мировоззрением очень сложно скрывать свое чувство глубокого раздражения и разочарования молодыми людьми, думая о том, как заткнуть этих выскочек на место и какие еще гайки в их жизни можно подтянуть. Как же сложно сконцентрироваться на служении и поклонении Богу, когда младшие братья и сестры все делают или не так, или не там, или не то. Ведь они же недостаточно зрелы для того, чтобы Бог им что-то открывал. Ведь они еще недостойны применять свои духовные дары и осуществлять свое призвание. Ведь глас Божий говорит только через меня, мой опыт, мое миропонимание. Ведь эти младшие такие беспомощные и неумелые, и бестолковые, не то, что я, старший брат, духовный, судящий обо всем и всех…

Как-то один пастор в сердцах сказал мне, что он понял: чем меньше в общине молодых людей из мира, тем меньше у него проблем и стабильнее кровяное давление. Он считает,  что старшему поколению следует держать молодежь в общине в “ежовых рукавицах”, ведь расслабиться они всегда успеют. Не уверен, что это выражение имеет отношение к маленькому сопящему ежику, которого нужно держать в рукавицах. Лично у меня это выражение однозначно ассоциируется с “ежовщиной” — периодом великого террора в  1937-1938 гг.

Кстати, есть и родители, которые считают, что проблемы в их семейных отношениях появились только с рождением детей, и усугубились, когда те достигли переходного возраста и начали нащупывать в жизни свой уникальный путь. Но ведь именно наличие детей подросткового возраста с особенностями взросления проявляет настоящую силу или отсутствие отцовской и материнской любви, уважения мужа к жене, а жены к мужу. Ведь именно наличие молодых людей в поместной общине с особенностями духовного поиска и взросления проявляет настоящую силу или отсутствие любви, и уважения старшего брата к младшему, несмотря на диагноз “кто не был молод, тот не был глуп”.

Проблема не столько в детях или молодых людях, сколько в нашем мировоззрении и ценностях в контексте традиционных исторических церковных и общественных устоев. В действительности молодые люди в церкви, как и дети в семье (особенно переходного возраста), помогают нам же самим увидеть то, что внутри нас есть. Работает принцип давления на тюбик: лезет оттуда то, что туда было заправлено: или зубная паста, или же иная субстанция, от вида и запаха которой выворачивает. Зачем нам, старшим братьям, сетовать на младшее поколение, которое оказывает на нас стрессовое давление, если из нашей внутренней сущности старших братьев выходит не то, что мы ожидали и о чем так молились, возможно, годами?

В Древнем Завете есть три ярких истории о старших братьях (т.е. старших по возрасту) и их отношении к младшим братьям: Иосиф и братья, Давид и братья, Соломон и братья. Что объединяет эти три драмы? Вот три урока, которые мы можем взять для себя из этих трех поучительных историй, в которых Бог в определенный период истории Израильского народа выбрал действовать именно через младших братьев, вопреки традиционным историческим устоям, чтобы явить Себя, Свою славу и оказать милость Своему народу.

#1. Бог призвал именно младшего сына Иакова — Иосифа, чтобы спасти от голода семью Иакова в Египте и в Египте же из семьи создать народ Израильский.

Иосиф был предпоследним сыном из двенадцати сыновей Иакова — одиннадцатым. Бог избрал его, несмотря на то, что родители не распознали Божьи знаки через сновидения, и вопреки тому, что братья завидовали любви отца к Иосифу, возненавидев его. И еще больше возненавидели его за сны — настолько, что не могли говорить с ним дружелюбно, и, в конце концов, продали его в рабство на невольничий рынок. А потом лицемерно со своими женами и детьми утешали отца в гибели сына в период дней плача, лицемерно выражая скорбь, лицемерно плача, лицемерно утешая.

Если Бог сегодня вопреки нашим традиционным историческим устоям открывается в чем-то намного больше молодым людям, чем нам, старшим братьям, будем ли мы завидовать им? Будем ли ненавидеть их тихой ненавистью? Перестанем ли разговаривать дружелюбно? Воспользуемся ли возможностью “сплавить” этого молодого человека в другую церковь или христианскую организацию, или отправим на учебу full-time куда-то подальше от своей поместной общины?

Жизнь старших братьев, в буквальном смысле слова, уже была в руках Иосифа когда он был еще во рву ночью, еще до того, как он был продан на невольничьем рынке. Когда пришло время встречи старших братьев с Иосифом, не по их желанию и не по их воле, то он не отомстил им, не упрекал их, не возненавидел их в ответ, но обратил их внимание на то, что это Бог послал его перед ними. И это после многих лет страданий, причиненных презрением, завистью и ненавистью к Иосифу, и недоверием старших братьев Богу.

#2. Бог призвал именно самого младшего сына Иессея — Давида, чтобы избавить Израильский народ от многолетнего гнета и набегов филистимлян, амаликитян, аммонитян, моавитян, и др. агрессоров, и восстановить через него государство Израиль в Ханаане, который был обещан Аврааму и его потомкам.

Давид был самым младшим сыном из восьми сыновей Иессея. Три старших брата пошли на войну с царем Саулом против филистимлян, а Давид, как, наверное, и положено младшему брату, пас овец. Через некоторое время отец попросил его отнести им зерна и хлеба. Давид, придя на линию фронта, услышал, как Голиаф хулит Господа и поносит Израиль, и, будучи движим Божьей рукою, решил выступить против филистимлянина из Гефа. Но Елиав, самый старший брат, рассердился на Давида: “Зачем ты сюда пришел и на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое, ты пришел посмотреть на сражение.”

Другими словами: “Здесь собрались взрослые дяди решать взрослые вопросы, и ты не имеешь права совать свой нос в дела взрослых людей, высокомерный и зазнавшийся подросток. Пошел вон, стой там, и просто наблюдай. Мы позовем тебя, если нужно будет что-то подать или принести”. Это был тот же Елиав, о котором Господь сказал пророку Самуилу: “Не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце”.

К Давиду настолько несерьезно относились в семье из-за его молодого возраста, что даже не позвали на встречу с пророком. Никто и представить себе не мог, что этот чувствительный красивый белокурый (а не с черными волосами) паренек с выразительными глазами, любящий играть на музыкальных инструментах и петь свои собственные (а не традиционные) псалмы, станет бесстрашным воином и самым выдающимся царем Израиля, настолько выдающимся, что Мессию звали впоследствии: “Иисус, Сын Давидов!”

Да, Давиду предстоял сложный путь взросления и становления, и его избрание не оправдывает тех ошибок, которые он допустил в своей семейной и государственной жизни. Тем не менее, Бог смотрел именно на его сердце, избирая его на роль царя, а не на факт, что он был незаметным младшим сыном и братом.

#3. Бог призвал именно младшего сына Давида — Соломона, чтобы наделить его Своею мудростью, укрепить Израильское государство и построить Первый Храм (который впоследствии был разрушен Навуходоносором).

Направляемый Божьей рукою, Давид собирался передать царскую власть Соломону. Хотя, согласно традиционным историческим устоям, ее должен был наследовать именно старший сын — Амнон. Но он был убит Авессаломом за то, что изнасиловал свою сестру Фамарь. После него по старшинству престол должен был унаследовать Авессалом, но он поднял восстание против своего отца, изгнав его из Иерусалима, и при жизни поставил себе памятник в царской долине. Во время бегства после поражения в битве Авессалом запутался волосами в ветвях дерева и был убит. Любовь Давида к Авессалому видна в его жалобной песне: “Сын мой Авессалом, сын мой, сын мой, Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!”

Когда Давид состарился, Адония, старший из живых сыновей, которому согласно традиционным историческим устоям принадлежало право на престол, не дожидаясь объявления воли отца или его смерти, решил огласить себя царем, назначив пышную коронацию. Ведь отец помирает, испускает дух, старый уже, выживает из ума и никак не может решиться, кому передать власть.

Сторону Адонии — настолько сильным был голос традиционных исторических устоев — заняли даже командующий израильской армией Иоав (двоюродный брат Давида)  и первосвященник Авиафар (последний из священников дома Илия). Кажется, ничто уже не могло поколебать положение самопровозглашенного царя, заручившегося поддержкой наивысших представителей военной и духовной власти.

Но Давид объявляет царем Соломона, того самого сына, с которым не считались из-за мутной истории с его мамой, того самого сына, второе имя которого было Иедидия, что значит “возлюбленный Богом или друг Бога”, того самого сына, которого больше интересовали вопросы мудрости, а не меч, копье и боевые колесницы.

Синдром старших братьев состоял в том, что право на что-то они понимали как осуществление канонизированной и приватизированной ими традиции, а не как осуществление призвания от Бога:

  • во всех трех случаях старшие братья оказались неспособны распознать действие Бога через младших братьев.
  • во всех трех случаях старшим братьям было невыносимо больно принять и признать призвание младших братьев, согласиться с ним, ведь это нарушало традиционные исторические устои народа и семьи, это било по самолюбию, это было возмутительно в конце концов.

Мы, старшие братья, часто приватизируем церковные порядки и устои, поместные общины и христианские организации, включая духовные учебные заведения, сами определяя категории духовной зрелости или незрелости, сами определяя для младших братьев их призвание и место в церковной иерархии, сами определяя их историческую идентичность, не оставляя им права и возможности на духовный поиск и самоопределение посредством вопрошания Бога, а не церковной традиции.

Старшие братья во время Исхода погибли в пустыне именно по причине того, что оказались неспособны распознать призвание и действие Бога, погибли за свое неверие, погибли за то, что ностальгически мечтали вернуться на свою историческую родину, каковой для них стал Египет, погибли за то, что из-за неверия Богу презрели и поставили ни во что будущее своих младших братьев, своих детей.

  • Быть старшим братом не обязательно означает быть зрелым и послушным Богу.
  • Быть старшим братом не обязательно означает быть правым.
  • Быть старшим братом не обязательно означает правильно поступать и правильно действовать.
  • Быть старшим братом не означает иметь автоматическое право на духовное наследство.

Как и быть младшим братом, призванным Богом к определенному служению, не означает, что это автоматически оберегает от ошибок или дает хоть малейшее право презирать и унижать старших братьев, выражать неуважение к ним. Ни Иосиф, ни Давид, ни Соломон — обратите внимание! — не выразили своего презрения к старшим братьям. Напротив, они продолжали заботиться о семьях старших братьев, осуществляя свое призвание от Бога вопреки сложившейся традиции.

Истинный пример братства нам раскрывает Господь Иисус, Сын Божий, Бог, Вторая Ипостась Троицы, Который воплотился в человека, чтобы приобрести опыт жизни в человеческом теле и совершить искупление, примирить на Кресте человека с Богом.

  • Он говорит, что “братья Мои суть слушающие слово Божие и исполняющие его” и что тот, “кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра”.
  • Он называет Своих последователей и учеников “братьями”: “возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня”.
  • Он утверждает, что “кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями”.
  • Он обещает, что “Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим, посреди церкви воспою Тебя”.

Иисус не называет Себя нашим старшим братом, но Он объявляет нам, что для нас — детей Божьих — Он есть наш брат, если мы слушаем Его и исполняем Его слово; и Он не стыдится называть нас Своими братьями и сестрами. Он наш пример для подражания в отношении младших братьев: возлюбить, воплотиться в их жизнь, прожить с ними их радости и печали, возможно, пострадать за них, защищать их, но все же любить их, но все же быть с ними, но все же заботиться о них, но все же помогать им осуществлять их призвание, которое они приняли от Отца.

Помоги мне, Иисусе, быть просто братом в Тебе и ради Тебя. Помоги мне, Господи, хотя иногда это так тяжело… Верую, Господи, помоги моему неверию…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar