Skip to content

Богословское образование между традиционализмом и инновационизмом

Богословское образование между традиционализмом и инновационизмом published on 1 Comment on Богословское образование между традиционализмом и инновационизмом

Тезисы моего доклада “Богословское образование между традиционализмом и инновационизмом. К слову о вопросах среднего поколения” на конференции “Нове та Старе: традиція та оновлення в богослов’ї, церкві та освіті” в Одесской богословской семинарии 11 октября 2019 г. Прослушать доклад можно, пройдя по ссылке: https://youtu.be/Nw6RdftxLr4.

“Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода” (Ин 12:24).

Все чаще думаю о том, в чем состоит суть эффективного лидерства. Хотя, откровенно говоря, мне не нравится этот термин, и предпочитаю ему слово «служитель» (от греч. διακονια, διακονος). Нужно ли измерять лидерство эффективной коммуникацией, или же количеством телефонных звонков, отвеченных писем, координируемых проектов? Или количеством сотрудников в церкви или организации? Суммой денег на счету или в кассе? Бытует мнение, что если, оглянувшись, ты увидел, что за тобой никто не идет, то ты не лидер. А если очень мало людей идет, например, всего двенадцать человек? В отношении этого критерия качества лидерства у меня есть встречный вопрос: а когда нужно оглядываться? В возрасте αρητη? В престарелом возрасте? Или же через 500 лет? А что значит «За тобой кто-то идет»?

Как бы там ни было, идет за нами кто-то, или не идет, или же будет идти лишь через 25 лет, — приходит время, когда нужно думать о том, как и кому передавать и отдавать то, чем ты занимаешься в богословском образовании. И начинать думать об этом нужно не тогда, «когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно» (Еккл. 12:3), а уже в среднем возрасте, когда мы подходим к пику αρητη.

Говоря о преемственности поколений, следует выделить, как минимум, три поколения: младшее, среднее и старшее.

МЛАДШЕЕ ПОКОЛЕНИЕ – это возрастной период, который начинается с завершения базового формирования социальной и профессиональной идентичности (~25-35 лет), и ему присущи следующие общие характеристики: романтическое настроение, ориентированность на достижения, успешный брак, целеустремленность и наращивание ресурсов (знания, навыки, отношения, связи, финансы и пр.), обостренное чувство ответственности за мир, общество, окружающую среду.

Младшее поколение находится в поисках профессионального роста, самоидентификации, строит карьеру (в положительном смысле этого слова), стремится к успехам. Не один «молот» из старшего или даже среднего поколения, возомнивший о своей несокрушимости, разбился вдребезги о «наковальню» амбиций и несгибаемости молодого поколения. Молодое поколение лидеров – более страстное и воинственное, нежели среднее и старшее поколение; более сосредоточенное на цели, готовое незамедлительно идти на необдуманный риск. Почему? Потому что вся жизнь еще впереди; дети еще маленькие и не достигли подросткового возраста; потому что, если что-то пойдет не так, можно найти другую работу и/или служение, и начать новую карьеру; потому что старшее и среднее звено лидеров как-то позаботятся или подстрахуют, если что-то пойдет не так.

СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ лидера — самый сложный, поскольку он условно находится между «молотом» (старшее поколение) и «наковальней» (младшее поколение). Лидера среднего возраста еще воспитывает и критикует старшее поколение, но уже обличает, и критикует младшее поколение. Например, как отстающего от современных научных и философских и богословских тенденций. Среднее поколение охватывает завершающую часть период успеха (~25-42 г.) и начальную часть периода значимости (~49-70 лет). Общие характеристики среднего поколения: столкновение с реальностью, проживание жизненной боли из-за напряженных отношений на работе, в семье (стареющие родители и взрослеющие дети), первые значительные плоды карьерного успеха и вопрос: «Что для меня значит “достаточно”?»

Отвечая на этот вопрос, у нас возникает ряд других: «Что я утратил вместе с тем, что приобрел? Что я еще хочу приобрести? Что я готов потерять сейчас ради приобретения в будущем? Что удерживает меня от того, чтобы осуществить свое истинное призвание в оставшиеся годы жизни? Какое наследие я хотел бы оставить после себя?». Находясь в богословском образовании, именно в этот период мы также начинаем осознавать, что успех в богословии, служении, с одной стороны, и богатство, и материальный достаток, с другой стороны, это зачастую две непересекающиеся реальности.

Представители среднего поколения, которые приняли призвание продолжать развитие определенной сферы, а не начинать принципиально новые по своему видению и пониманию и сущности организации, — вторые по всем объективным и субъективным факторам. Они будут вторыми до тех пор, пока сами не достигнут периода значимости. Поэтому вопрос заключается не в том, чтобы идти на конфликт со старшим поколением лидеров, а в том, каким образом найти взаимодействие с ним; в то же время, сохраняя и развивая отношения с младшим поколением, которое, рано или поздно, придет на смену среднему.

То, что мы называем кризисом среднего возраста, это перерыв, тайм-аут, начало периода значимости, переход из категории «среднее поколение» в категорию «старшее поколение». Именно в этот период мы принимаем одно из ключевых решений относительно того, что делать с остатком своей жизни, с теми годами, которые даст нам еще Господь. Как прожить остаток своей жизни? Просто плыть по течению, отдаваясь руслу обстоятельств и решений окружающих меня людей? Потворствовать своим желаниям, добиваясь еще больше признания, успеха, влияния, власти? Или начать отдавать свою жизнь, навыки и знания другим, среднему и младшему поколению?

Среднее поколение — это поколение, достигшее уже определенного уровня αρετη (как бы его не оценивали), и с каждым ударом судьбы задающее следующие вопросы: а стоили ли мои достижения той цены, которую я за них заплатил в плане отношений с друзьями, с родителями, с братьями и сестрами, с женой, с детьми? хочу ли я и дальше платить эту цену? с чем я останусь через десять или пятнадцть лет, если буду продолжать в том же духе, и войду в период значимости? А не пришла ли пора радикальных изменений — уйти на третий план? или все же нужно идти целенаправленно на первый план, продолжая развивать свою сферу деятельности и реализуя свои профессиональные интересы? как сохранить себя, как личность, и свое достоинство, как человек, между неопределенной значимостью в будущем и юношеским успехом в прошлом? стоит ли выбрать путь «по головам», реализуя, во что бы то ни стало, именно свою мечту, именно свое призвание, именно свое понимание, в конце концов, именно самого себя?

СТАРШЕЕ ПОКОЛЕНИЕ, которое состоит из лидеров, находящихся в активной фазе периода значимости и старше, имеет следующие характеристики. Оно, как правило, живет с сильным чувством безотлагательности, зная, что находится в «осени жизни». И также имеет выбор: зная и осознавая свое призвание, помочь младшему и среднему поколению в становлении и в поиске призвания, либо же использовать оставшееся время для себя, для усиления своего статуса и власти.

Старшее поколение находится в возрастном периоде, характеризующимся поиском и сохранением значимости (во всех смыслах этого слова). Как бы мы его ни критиковали с точки зрения среднего или младшего поколения, «все мы будем там». В нашем контексте постсоветской реальности старшему поколению принадлежит «апостольство» (начинание новых церковных и парацерковных суб-культур различной формы жизнедеятельности), им принадлежит опыт, им принадлежит имя, им принадлежат связи с власть имеющими, они развивали большую часть существующих церковных, миссионерских и образовательных инфраструктур.

ДВА ЛИЦА. Старшее поколение готовится к уходу. Младшее поколение готовится к приходу, занять ключевые лидерские позиции. И ты, находясь в среднем возрасте, осознаешь, что обретаешь «два лица»: озираешься назад в молодость и смотришь с чаянием вперед в зрелость. Я, как представитель среднего поколения, нахожусь между «молотом» и «наковальней». Поскольку мои юношеские амбиции уже трансформировались в глубинные ценности, я уже не готов с такой легкостью разрывать отношения со старшим поколением, как десять или пятнадцать лет тому назад. А поскольку я подхожу к возрастному периоду значимости, то у меня также появляется искушение ставить молодых на место («каждый сверчок знай свой шесток»), ведь они, возможно, претендуют на мое место, а я еще не готов отдавать свое положение, ресурсы, связи, отношения – ни лично, ни социально, ни материально. Я уже не настолько мобильный, и не настолько готов идти на риск, и уже не так спешу использовать для освоения каждую появившуюся возможность для самоутверждения. Мне уже нужно больше времени, чтобы обдумать, осмыслить, проанализировать, принять решение, особенно перед тем, как что-то публично сказать.

ТРИ СТУПЕНИ. Лидерство (служение) имеет, как минимум, три ключевых этапа: (1) когда кто-то из старшего поколения сеет в нас, обучая how to (наставничество), помогая распознать свои дары и таланты и найти им применение, (2) когда мы, среднее поколение, самостоятельно (но в партнерстве) активно осуществляем то, чему научились, и к чему призвал нас Христос, дав нам дары и таланты, которые мы распознали, зачастую не без помощи старшего поколения, (3) когда мы сеем в кого-то how to (служим наставниками для других, для младшего поколения) и готовимся отпустить, предоставить свободу в развитии видения и в принятии стратегически важных решений; по сути, готовимся «умереть для себя», готовимся к изменению формы или сферы своей жизнедеятельности.

Лидеру, как правило, в целом очень нравится первый этап: когда мы молоды, среднее и старшее поколение вкладывают в нас и себя, и идеи, и финансы, и другие ресурсы. Вкладывают также и родители, и старшие партнеры. Лидеру частично нравится и второй этап – статус среднего поколения, когда ответственность все еще на старшем поколении, еще есть на кого положится, еще живы «отцы», но у тебя уже есть свобода осуществить свое видение и «мечты с Богом» (Р. Завийский). Часто именно на этом этапе лидерства приходит деструктивное чувство опьянения властью. Третий же этап – это период значимости и осознание близости «того берега». Он самый болезненный, поскольку нужно ответить на вопрос: как и кому отдать свое «дитя»? Отвечая на этот вопрос, возникает много сомнений: а вдруг…? а что, если…? Ведь тот, кому мы передаем свое служение или лидерскую роль, – другой, он имеет другое видение мира, по-другому складывает мировоззренческие пазлы. Приходящий лидер, как правило, другой в полном значении этого слова.

НУ И ЧТО? Вступая в завершающую стадию среднего поколения и становясь на порог периода значимости, есть искушение продолжить гонку самореализации, концентрируясь именно на самом плоде лидерства для себя, вместе с тем, забывая, что плод имеет и семена, которые нужно посеять или посадить (вырастить). Зачем? Затем, чтобы плод пророс также и в приходящем поколении. Но эти семена не смогут прорасти, если плод не «умрет». “То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет” (1Кор. 15:36).

«Посеяться» в кого-то — значит воплотиться в чью-то жизнь, в чьи-то проблемы и страхи, в чье-то призвание, дары и таланты, которые, наверняка, превосходят наши способности; это воплотиться в ритм жизни приходящего лидера — в профессиональный, социальный и семейный, с тем, чтобы впоследствии «умереть», передав ему эстафету и все свое самое лучшее, а не то, из чего я уже не могу извлекать пользу. «Умереть» для своего авторитета — значит поддерживать молодого лидера (служителя), защищать его, молиться о нем… потому что, воплотившись в его жизнь, ты «умираешь» в своей жизни для своих амбиций и живешь для поддержки приходящего поколения.

Настоящий лидер (служитель) – это не тот, кто покорил непревзойденные высоты в вопросах власти и ответственности. Это не тот, кто достиг таких высот значимости, что без него в развитии союза, церкви, семинарии, миссии, либо иной другой христианской организации не принимается ни одно важное решение. Это не тот, после ухода которого из лидерской позиции работа организации теряет смысл, видение и миссию.

Настоящий лидер (служитель) – это тот, кто сумел воплотиться и продолжить свою жизнь в другом, кто сумел «умертвить» свой авторитет для себя, проходя через муки самоидентификации среднего поколения. Это тот, кто сумел «воскреснуть» в новом поколении во всей его инаковости, не уничтожая эту инаковость, а возлюбив ее, приняв ее, усилив ее, чаще всего, ценой своей единственной реальной жизни на закате дня, когда так хочется жить, и все существо твое противится закату солнца и восходу луны, и цепляется за свет свечи в наступающем мраке, несмотря на запах ладана…

МОЙ ВЫБОР? Среднее поколение – это феномен, который всегда будет служить местом встречи: либо для примирения, либо для битвы, как бы мы этому ни противились. И уже не так важно, каким образом во время встречи мы «воплощаемся» в другого лидера, «умираем» для себя и «воскресаем» в новом поколении: через личные отношения, как мать Тереза, или через участие в восстании против нацизма, как Дитрих Бонхеффер, или посредством написания книг и дневников, как Сорен Кьеркегор…

Сыновья, как младшее поколение, часто не уважают своих отцов, как старшее поколение, именно потому, что вырастают на плечах «отцов-громил» и редко видят иной вид взаимоотношений «отец-сын» и преемственности поколений. Отцы революции 1917-го года громили дореволюционных отцов 19-го века. Отцы времен Второй мировой войны громили отцов времен революции 1917-го года за иное понимание «светлого будущего». Отцы 1960-х громили своих отцов за сталинизм и репрессии. Отцы времен перестройки громили отцов брежневских и застойных времен. Отцы-демократы 21-го века громят отцов за яркие 1990-е. И эта битва поколений продолжается до сегодняшнего дня.

Среднее поколение – это поле битвы идей и призваний между свершившимся известным прошлым и наступающим неизвестным будущим. Среднее поколение – это место встречи младшего и старшего; место встречи с собой из известного прошлого и с собой из неизвестного будущего; это место встречи двух поколений – либо, чтобы объединить свои усилия в осуществлении Высшего Призвания, либо, чтобы объявить войну друг другу. И выбирает не поколение. Выбор делает каждый лидер по-отдельности. И Христос напоминает нам: “Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода” (Ин 12:24).

1 Comment

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar

%d bloggers like this: