Skip to content

Все, что я хочу, пережить закат…

Все, что я хочу, пережить закат… published on 1 Comment on Все, что я хочу, пережить закат…

Снова дорога… Чуть больше, чем на месяц… В наушниках… Талантливый рэпер из Краснодара Виталий Нагорный, более известный как “Нагора”, в феврале 2015 года выступил перед бойцами “Спарта” в “ДНР”. К сожалению… Тем не менее… 

Эту песню (см. слова ниже) он написал, по моему, еще в 2012 г., посвящая её ребятам из спецназа. Они умирают в необъявленных гибридных войнах. А потом их хоронят без почестей, почти как людей без определенного места жительства. Сколько из них было убито на Донбассе — гостайна. Сколько в Сирии — тоже гостайна… Но никогда смерть сыновей не сможет остаться тайной в сердце матерей. Некоторые из них благословляли своих сыновей на войну, другие молили Бога, святых и церковь, чтобы остался в живых, а иные и вовсе не знали, что их сыновья ушли или были отосланы в “добровольческий отпуск” или “на миссию”. Брат на брата…

Как-то поговорив с молодыми ребятами- призывниками в Домодедово, направлявшимися на службу в Севастополь, снова вспомнилась эта песня. Но прозвучала она уже совсем по-иному. “Все, что я хочу, это лишь дожить до завтра”. Но и наши ребята-украинцы хотят дожить до завтра. Но и наши матери-украинки провожают, грустят и ждут своих сыновей. Но и наши ребята хотят провожать своих сыновей в школу и приезжать в гости к маме всей семьей…

Но многие наши сыновья уже не приедут. Они не пережили закат. Они не дожили до утра, защищая свою страну. Потому что кому-то тесно в своей широкой и огромной стране, а кто-то не говорит правду в новостях… Каин на Авеля, хотя оба — равноправные сыновья праматери Евы. Но Ева не благословляла своего сына Каина на убийство другого своего сына Авеля. Ева не дождалась Авеля на закате. Первая материнская боль: сын вернулся “грузом 200″…

Не все турки раскаялись, и не все армяне простили. Не все немцы раскаялись, и не все евреи простили. Не все коммунисты раскаялись, и не все жертвы репрессий простили. Не все белые раскаялись, и не все чернокожие простили. Не все сербы раскаялись, и не все хорваты простили. Не все хуту раскаялись, и не все тутси простили. Не все насильники раскаялись, и не все жертвы простили… Не все россияне, зараженные духом Кремля и Мавзолея, поддерживающие сепаратистов ‘ДНР’ и ‘ЛНР’, раскаются, и не все украинцы простят…

Но все же лично я молюсь, перефразируя Эндрю Янга, о том, чтобы Господь спас жизни украинцев в Восточной Украине. И не только… Но и души россиян, педалирующих “русский мір” и “русскую кровавую весну”… И не только… Самое главное — это прощение, без которого ненависть никогда не искоренится из сердец… Бывший американский сенатор Сэм Нанн сказал, что холодная война “закончилась не в ядерном аду, а в пламени свечей в церквях Восточной Европы“… Сегодня свечи прощения и раскаяния все больше затухают от взмаха убивающего Каина над головой Авеля. Зажглись чадным огнем свечи мести и непрощения “красно-православной весны” (не имеющей ничего общего с истинным Православием и настоящей весной, пробуждающей к жизни всё разнообразие тварного мира, а не только березовые деревья)… Но именно наша ответственность, — ответственность Прощающей Церкви, — снова и снова зажигать эти свечи, несмотря на сквозняки взаимной ненависти…

Прощение не есть единичный акт. Это постоянное отношение” (Мартин Лютер Кинг). Только прощающая Церковь способна остановить насилие – благодатным Евангелием Христа о прощении грехов. Как во времена нацизма родилась Исповедующая Церковь, так и во время нео-красно-православного террора, который осуществляется под лже-христианскими лозунгами, молюсь о рождении Прощающей Церкви.

У любви Христа нет ничего общего с насилием. Простить способен только познавший благодать раскаяния и благодать прощения… Состояние святости в грешном мире — это не состояние, когда мы не согрешили. Это состояние, когда мы раскаялись в своих грехах. Не все грешники раскаиваются или раскаются, но Христос прощает всех без исключения раскаявшихся… Мы не можем заставить раскаятся кого-то, но у нас всегда есть возможность раскаятся перед Отцом за свои грехи, за грехи свои своей семьи и своего народа… Хотя бы в том грехе, что другого мы не считаем человеком, тоже созданным по образу и подобию Божьему, хотя и искаженному грехом, ненавистью, сатанинской пропагандой…

Лично меня коробит, когда в сводках читаю: «уничтожили столько-то …». Не важно, с какой стороны. В этом слове — отсутствие человечности, жестокость, цинизм, когда в человеке мы уже перестаём видеть или не хотим видеть Человека. Не важно, с какой стороны. Тогда мы удостаиваем его уничтожения. Не гибели. Не смерти. Уничтожения. Не важно, с какой стороны. Особенно дико, когда об уничтожении говорим мы, христиане, или когда призываем к уничтожению друг друга. Не важно, с какой стороны. Мой мозг отказывается воспринимать разделение на «уничтожены» и «погибли» из уст христиан. Не важно, с какой стороны: они все умерли… Памяти россиян, погибших в Сирии, и с молитвой о матерях России, песня российского репера “Нагора”…

Все, что я хочу, это лишь дожить до завтра.
Открыть глаза, а в них полным полно азарта.
Прошу немного фарта и, по возможности,
Я грешен, Господи, но Ты грехи мне отпусти.

Я прочитаю исповедь. Я не из тех, кто носом вниз повис.
Моя душа поет соловьиный свист на бис.
Ведь быть самим собой себе позволить
Может в наше время не любой.

За нас решают. Нам на гражданке жить мешают.
Вместо зарплаты, на продукты цены повышают.
Страна большая, мол, завтра новых вырастем.
Народ прощает, но душа народа не простит.

Мать сына провожает и по нему грустит.
Она не знает, что он уже не навестит,
И, Боже упаси, услыхать такие вести.
Сын летит домой на “тюльпане” грузом 200.

Припев:
Все, что я хочу, пережить закат.
Но в моей судьбе нет пути назад.

И если, кроме шуток, то в жизни все серьез:
Сколько пропавших без вестей и материнских слез?
Куда меня занес мой очередной маршрут?
У Господа прошу, чтоб раскрылся парашют.

Ведь я хочу дышать, не хочу в земле лежать.
Ведь я южанин, и я с детства не привык бежать.
Хочу спокойно жить, сына в школу провожать,
По выходным с семьею к маме в гости приезжать.

И все, что я прошу, это такой пустяк:
Чтоб журналисты правду говорили в новостях.
Великая страна оказалась на костях:
Чувствуют себя, как дома, находящиеся в гостях.

Люди, как волки, воют; как зверь, глядят на волю.
Я с ранних лет знакомый хорошо с душевной болью.
Рану посыпал солью, умыл лицо росою.
Шагнул ногой босою, встретил старую с косою…

Припев:
Все, что я хочу пережить закат.
Но в моей судьбе нет пути назад.

1 Comment

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar

%d bloggers like this: