Skip to content

Живым детям о живом отце от живого сына…

Живым детям о живом отце от живого сына… published on No Comments on Живым детям о живом отце от живого сына…

«Прошлая неделя стала лучшей неделей в моей жизни. Почему? Потому что впервые за всю мою 56-летнюю жизнь, – он замолчал от нахлынувших чувств, но через несколько секунд продолжил: – Мой отец… на прошлой неделе… обнял меня… и сказал: “Я люблю тебя, сынок”. Он сказал мне: “Я люблю тебя”. Ему сейчас 89 лет»…

Мой отец всегда был рядом со мной, хотя сказал мне, что любит меня, когда я был уже юношей. Но и до того я не сомневался в его любви и не сомневаюсь даже сейчас. Я помню, когда мне с сестрой Танечкой было где-то три и четыре года от роду, мы уже обычно спали, когда папа приходил с работы и заходил в нашу комнату, чтобы погладить нас по голове своими шершавыми от работы руками, пахнущими медом и прополисом, а от его рубашки разносился запах ульев и пчел…, а через открытую форточку доносился звук свистков паровозов, лай собак и шум газоразрядного завода… Я забрал у папы эту рубашку и храню ее в своем шкафу как память о детстве, чтобы передать эту память о “Крупной рыбе” впоследствии своим детям и внукам. Также как я храню и иногда одеваю одну из рубашек своего дедушки Ивана Зотовича, хотя она фиолетовая и старомодная…

Мой отец всегда был рядом со мной, хотя ему приходилось очень много работать, чтобы содержать свою семью из 11-ти детей. Работать водителем, сантехником, пасечником, а ночами печатать Евангелия, песенники, духовную литературу, и делать это так, чтобы не “спалило” КГБ. И в этом я видел сильную любовь своего отца ко мне, к нам, детям, которая выражалась в том, что он любил Бога, служил Ему, и с детства подключал нас к работе (нет, не к служению, а именно к работе) в подпольной типографии, этим оказывая высокое доверие. Знаете, как легко можно было ребенку проговориться о том, чем занимается папа с мамой? Но именно любовь отца к нам доверяла свою жизнь своим детям, которых папа безмерно любит.

Пока еще отец рядом с ними… многие молодые или взрослые дети часто занимают позу и ждут от своих родителей вот этих слов: “Я тебя люблю”. Потому что сейчас много об этом говорят, и об этом модно говорить. Но семья ведь держится вместе не только лишь на словах “Я тебя люблю”… Слова о любви — это не то, что мы можем требовать. Это только то, что мы можем ожидать от другого, не манипулируя им, не заставляя их произнести… это только то, что мы можем сами дарить тем, кого любим. И все же… когда мы, дети, в последний раз сами крепко обнимали и говорили своему отцу, что любим его? Не только сыну или дочери, или матери, а своему отцу?

Вспоминаю одного из преподавателей богословия (магистра богословия, на то время уже много лет преподававшего десяткам и сотням студентов), который как-то с горькой обидой в голосе сказал мне: “Я уже полгода хожу в вашу церковь, выхожу в корридор вместе со всеми после богослужения, стою, ожидаю, и никто ни разу ко мне еще не подошел”. А первая мысль, вспыхнувшая у меня в голове, которую я потом попытался аккуратно сформулировать и донести ему, была следующей: “Ты учился богословию минимум 7 лет, ты больше 10 лет преподаешь богословие, и, вместо того, чтобы уже самому как-то искать подход к людям в церкви, знакомиться, спрашивать о том, как у них дела, поддерживать их…”

Сыновья часто не уважают своих отцов именно потому, что вырастают на плечах “отцов-громил” и редко видят иной вид взаимоотношений “отец-сын”. Отцы революции 1917-го года громили дореволюционных отцов 19-го века. Отцы времен Второй мировой войны громили отцов времен революции 1917-го года за иное понимание “светлого будущего”. Отцы 1960-х громили своих отцов за сталинизм и репрессии. Отцы времен перестройки громили отцов брежневских и застойных времен. Отцы-демократы 21-го века громят отцов за яркие 1990-е, как в России, так и в Украине. И эта битва поколений продолжается до сегодняшнего дня.

Сегодня я тоже отец. Моему сыну Назару недавно исполнился 21 год. Я глубоко убежден, что в отношениях “отец-сын” очень важно то, чтобы сын из года в год слышал от отца о своем дедушке, отце отца. Если я, как отец, только и выказываю всю жизнь недовольство своим отцом, то откуда возьмутся зрелые сыновья, которые смогли бы перенять здравое отцовство, если из поколения в поколение сыновья слышат только то, каким плохим в целом было предыдущее поколение отцов?

Откровенно говоря, я никогда не слышал от своей мамы недовольства своим отцом, более того, как многие из ее поколения, она обращалась к родителям на “вы”. Я также никогда не слышал от своего папы недовольства своим отцом, хотя он — Садон Иванович — очень рано ушел из жизни: ему было 46 лет и у него было 10 детей. Означает ли это, что у отцов моих родителей не было недостатков? Абсолютно нет. У них была такая же греховная природа, как у всех обычных людей, хотя сейчас мои дедушки уже с Господом. Но со стороны своей мамы и своего папы я видел, как на деле, на практике покрывать любовью и нежностью недостатки отцов. Мой папа провожал в Иную жизнь своего папу, также как и мама была со своим папой до последнего вздоха и перехода в Иную жизнь. Быть рядом, провожать с любовью в Иную жизнь — какой еще более высокий пример сыновней любви можно увидеть? Быть не просто рядом во время смерти, но быть рядом по жизни; хотя и не всегда физически, но близкими по отношениям, по любви друг к другу.

Один из младших сыновей из одной древней многодетной семьи своим отношением к жизни, работе, межличностным отношениям в долине смертной тени спас жизнь всей своей семье, состоящей из 70-ти человек. Фараон сказал Иосифу: “Отец твой и братья твои пришли к тебе; земля Египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гесем; и если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом.” Если бы фараон знал, каким образом Иосиф попал в Египет, думаю, он не стал бы доверять свой скот его братьям и отцу. Это подтверждает, что Иосиф никому не пожаловался на своего отца, который не понял его снов, на своих братьев, которые продали его. Он не рассказывал никому о том, как родные люди пытались избавиться от него. И авторитет отца в глазах Иосифа был настолько высокий, что даже фараон оказал царские почести отцу Иосифа, когда Иаков перешел в Иную жизнь. А каким сегодня есть наше отношение к своим отцам в глазах Всевышнего и фараона?

Мой отец очень любит горы. Я не смогу вспомнить, сколько раз именно по этой тропе с 1986 г. мы с ним с полными и тяжелыми станковыми рюкзаками поднимались на гору Говерлу. Даже когда в 60+ лет он с рюкзаком поднимается в горы, мне нужно догонять его. Несколько лет тому назад мы пошли с ним в горы только вдвоем, поселились на равнине возле источника под г. Говерла. Я взял с собой нетбук и запасные батареи. Мы несколько дней ходили по окрестностям, купались в озере (через маленький хребет в 300 метрах от нашей стоянки), готовили кушать на костре, вечерами смотрели фильмы, и общались, общались, общались… на различные взрослые темы о Боге, Церкви, служении, работе, семье, и др. вопросах. Мне тогда было почти сорок лет…

Летом 2017 г. мы с двумя моими меньшими братьями Сашей и Андрюшей тоже ходили с отцом в горы, с тяжелыми рюкзаками, много общались, шутили, смеялись, читали и слушали Библию, молились, отдыхали, отсыпались… вместе с отцом… несмотря на то, что был дождь, что под Говерлой была минусовая температура, и мы спали в одной палатке, прижавшись друг к другу, укрывая друг друга, чтобы никто не замерз, согревая друг друга, поворачиваясь вместе периодически с одного бока на другой в своих спальниках… вместе с отцом…

Мы нуждаемся в отцовской поддержке не только, когда растем и взрослеем, в юности и молодости, но и когда сталкиваемся лоб-в-лоб с жизнью в среднем возрасте. Я знаю, у многих моих друзей, знакомых, коллег нету отца. Или оставил, или ушел в вечность, или… И я не знаю, за что мне такая милость Господня, что у меня есть живой любящий и заботливый отец, который многие годы служит мне поддержкой в самые темные и сложные времена моей жизни. Я не смогу выразить своему Отцу всю благодарность за своего папу, за близкие отношения с ним…

Пока еще отец рядом со мной… не нужно ждать, когда нам исполнится 89 лет, чтобы сказать о любви: или сыну, или отцу. Не нужно сваливать на войну, или неблагополучные обстоятельства. Иначе мы можем не успеть сказать эти настолько важные, настолько мотивирующие слова в жизни наших детей… Если ваш отец жив, проявите инициативу, даже если вам далеко за сорок: сходите с ним в мужской поход на несколько дней, не обязательно в горы. Когда-то и нам будет 60+ или 70+ лет. И намного быстрее, чем мы можем себе представить. И наилучший способ научиться тому, как оставаться близким отцом для своих детей в таком возрасте, — это проводить время со своим отцом… пока есть время…

Leave a Reply

Primary Sidebar

Secondary Sidebar